?

Log in

entries friends calendar profile ПОЛИТ.РУ Previous Previous
"Отечественные записки" Сергея Митрофанова
Публикации в СМИ и те, что не пропустила цензура
Почему Путин всегда прав?
Потому что он за объективную истину
======
Владимир Путин умеет говорить так, что спорить с ним довольно сложно, а каждое высказывание имеет несколько пластов отражения реальности, что сразу и не разберешь, за кого и за что конкретно выступает Владимир Путин.
Очевидно, за объективную истину.

Но истину эту можно крутить и так и эдак, особенно, если предмет разговора касается советского прошлого. Ведь известно, что КПСС, а потом коммунисты России, считающие себя наследниками КПСС и ленинской Идеи, всячески ностальгируют по СССР и всячески тянут нас туда обратно.

И в этой ностальгии Путин и они прекрасно совпадают. Путин тоже считает распад СССР величайшей катастрофой XX века и непрестанно ищет ее виновников – что в людях, что в факторах. Однако и коммунисты делают то же самое.

Но с другой стороны, а кто как не сами коммунисты развалили СССР?

Ведь именно КПСС стояла у руля тогдашнего государства, а другой политической силы на протяжении 70 лет у нас попросту не было. И Путин – человек прямой в своих оценках — не стесняется сказать это коммунистам прямо в глаза. Да, именно коммунисты в лице своих руководителей сначала довели хозяйство СССР до необходимости неотложных реформ, а потом повели эти реформы с той малой скоростью, которая обеспечила хроническое запаздывание по отношению к нарастающим угрозам.
А потом и вообще привели СССР к Беловежскому соглашению между тремя главными республиками-основательницами – Россией, Украиной и Белоруссией, — подписанному коммунистической номенклатурой. Следовательно сами же все и устроили. С кого еще спрашивать?
Хуже того, Союз Независимых государств, который позже образовали остальные республики бывшего СССР, за исключением Прибалтики, прямо вытекал из ленинской концепции СССР, как союза наций с суверенными правами «вплоть до выхода из СССР». И и в этом смысле Путин опять же абсолютно прав, когда в начале этого года впроброс заявил о том, что Великий основатель СССР коммунист Владимир Ленин, которому продолжают поклоняться современные коммунисты, заложил под СССР атомную бомбу. Ведь если бы не было этого условия «вплоть до отделения» и если б не было бы у нас республик со своим национальными администрациями и суверенитетами, а были бы бесправные автономии Великой России, то распасться СССР было бы много труднее, невозможно было бы распасться. Следовательно, опять вы, коммунисты, во всем и виноваты!
Но есть еще один пласт в рассуждениях Путина, который может снова сблизить его с критикуемым им политическим сообществом консерваторов, особенно после того холодного душа, который он им устроил, ткнув в вину КПСС и в вину основателя СССР.
СССР, конечно, развалился, — говорит Владимир Путин, — это явлено нам в ощущениях, отрицать это сложно и история не имеет сослагательного наклонения, но делать этого было совсем не обязательно, даже при всех сопутствующих дезинтеграции условиях, — медленных реформ, суверенных прав наций и угроз, стоящих тогда перед страной.
«Можно было повести преобразования, в том числе демократического характера, без этого», — говорит Путин. И в этом потайной ключ к его сегодняшней философии! Эти слова национального лидера обращены не столько в прошлое, — там, собственно, все уже произошло, все сделано, изменить ничего нельзя, — а в наше непосредственное будущее. Надо повести преобразования, — говорит президент, — но без роковых последствий! Демократического характера, но так, чтобы демократические права не перевесили государственного интереса. И снова, я чувствую, все воспламенятся этой столь просто сформулированной «национальной идеей».
Потому что она – несомненно, объективная истина.

Tags: , ,

Leave a comment
КАК ВЕСТИ СЕБЯ В УСЛОВИЯХ ТРАГЕДИИ?
23 СЕНТЯБРЯ 2016, СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Получилось, собственно, все так, как я и предполагал. В магазине «демократического обслуживания» не нашлось ничего, что понравилось бы избирателю. Кто остался дома, потому что ему ничего не нужно, а кто остался дома, потому что не верит в систему. Я остался дома, чтобы поддержать 60% оставшихся дома.

Хотел идти, но буквально держал себя за волосы, промучившись до семи часов вечера. Однако и тогда, когда все произошло по предвиденной мною схеме, «топящие за выборы» продолжали «топить» за выборы. Был момент, когда умница Игорь Яковенко вроде бы «сдался». В статье, сравнивающей 17 Съезд Победителей с ситуацией выборов 2016 года, он как бы принял для себя феномен «протестного неучастия»:

«Второй слой – латентный протест, скрытый за фасадом единства. Сегодня он в том, что 65% граждан не пришли на выборы (реальная явка была, по данным аналитиков, порядка 35%), а реальная поддержка «Единой России» составила по данным экзит-пула даже сверхлояльного ВЦИОМ (очень вовремя Леваду-центр ликвидировали!) 44,5%. Тогда, 82 года назад, свыше 300 делегатов «съезда победителей» проголосовали против Сталина».

Но уже в следующей статье он вернулся на прежние позиции, снова упрекая «бойкотистов»: «Полагаю, что призывы к бойкоту, обращенные к образованной и мыслящей части населения в дальнейшем могут привести к еще более экзотическим результатам. Остается лишь сожалеть о безвременной кончине Андрея Романовича Чикатило…» Как будто нашему Чикатило не достаточно быть крымнашистом, чтоб быть выбранным, и в первых строчках списка «Единой России».

Нет, я далек от мысли, чтобы придумать стратегию на все времена. На выборах 1989-го, очевидно, НАДО было участвовать. А вот что касается выборов «после 2011 года» — я не уверен. С удовольствием послушал бы аргументы «за», но пока что их состоятельными не нахожу. Да и должен заметить, что те 300 делегатов, которые проголосовали против Сталина на 17 Съезде, были благополучно потом расстреляны. Что стало хорошим уроком романтикам демократического централизма и надолго отучило доверять выборам в условиях деспотии.

Надо учесть еще и то обстоятельство, что сегодня (вернее, еще вчера) повсеместно победила та точка зрения, что политические партии нужны только в моменты голосования — для мобилизации электората. Все остальное же время они могут якобы преспокойно расходиться по домам, тем более что выборные циклы становятся все длиннее, а времени, отведенного на занятия с домашними, становится все больше. Но вот когда подходит время и из Кремля раздается трубный призыв, эти партийцы отставляют в сторону пелёнки и баночки с детским питанием и по команде бегут вешать лапшу на уши избирателям, очевидно думая, что те полные идиоты. Мы, говорят, сейчас все наладим, экономику поднимем до небес, уволим Путина, вернем приватизацию в исходную точку и т.д. Мы, говорят, честные, в отличие от других, которые нечестные.

Но ведь это же ложь! И хорошо, когда с благими намерениями. На самом деле все прекрасно понимают, что никто в России не может сегодня предложить, как «все наладить» в рамках «не трогаем основы». Или хоть как-то поколебать систему нового авторитаризма. А раз не может, то в чем смысл предвыборных обещаний, дебатов и вообще выбора? Что является товаром в магазине демократического обслуживания?

Нет, мне не жаль сходить проголосовать за Касьянова и Явлинского. Дурацкое дело нехитрое. И я думаю, что и тот, и другой в любом случае были бы лучшими премьерами, чем Медведев, а как депутаты могли бы по мере сил ставить барьеры антилиберальным инициативам. Но я, во-первых, не могу поручиться, что эту точку зрения разделит «сосед» — он им ничем не обязан, — и что «сосед» будет настолько наивен, что забудет про неравенство сил в этой, обреченной на неуспех борьбе. И это еще если не брать во внимание, во-вторых, что в ЭВМ, который считает результаты российских выборов, сидит человек, как в первом шахматном автомате.

Отрицание трагичности ситуации, складывающейся вокруг выборной демократии – причем, не только в России, но и во всем мире, — это самообман, никому не идущий на пользу. А ведь ситуация и вне России достаточно поганая. Везде, особенно в слаборазвитых странах, диктаторы научились использовать демократические процедуры и демократическую риторику для того, чтобы неограниченно оставаться у власти и пользоваться государственным карманом, как своим собственным. Легально сместить никого не получается, пока не происходит «Майдан» или, как в Конго, народ дозревает дот того, чтобы пожертвовать десятками жизней. С выборной демократией более-менее хорошо только в США, да и то только потому, что там две приблизительно равновеликие партии, которые могут выставлять альтернативные команды управленцев. Хотя выбор между Трампом и Клинтон и то, как он происходит, кажется предвестником деградации. Как и символизм будущего выбора во Франции – между Ле Пен и условным Саркози, как и в случае с брекситом в Англии. Либо избиратель дорывается до возможности попилить сук, на котором сидит цивилизация, либо процесс оказывается в руках проходимцев.

В России ситуации вообще особая, потому что тут деградировать нечему. Нет ни малейшего опыта демократической сменяемости начальства. В культуре народа не заложен код «демократического выбора», скорее заложен код «царь и холопы», «Сталин и будущие арестованные». «Уровень свободы высказывания в сегодняшней России беспрецедентно высок, а, возможно, и уникален», — умильно сообщает В. Милитарев почти в то же день, когда Антону Носику прокурор попросил два года реального срока за пост в «Живом журнале». «Чудак» Ольшанский пописывает статейки в стиле «Жить стало лучше, жить стало веселее»: «Если бы русские люди в 1918, 1919, да и еще много в каких годах двадцатого века узнали, что в начале следующего столетия в России будет минимум шестнадцать лет спокойствия и тишины, будут долгие годы без голода, эпидемий, террора, вообще без смертной казни, без войн, касающихся большинства гражданских лиц, долгие годы сравнительной сытости с хлебом и мясом в каждой лавке везде и в любое время, со свободой мнений и лишь небольшими ее, свободы, ограничениями... Они бы сказали: гнать взашей такую интеллигенцию». Ольшанский имеет в виду протестующую интеллигенцию. Изображают идиотов или действительно идиоты?

«Так что же ты предлагаешь, перейти на нелегальное положение?» – снова спрашивает меня Кирилл Мартынов, он тоже «топил» за выборы, хотя на страницах газеты, где он трудится, удивительно вовремя было опубликовано пророческое воспоминание о будущем Сарнова «Страх» — прям как про наш сегодняшний день!

Ну, нелегальность, конечно, никому не нужна, она не комфортна, мы отвыкли от нее за последние четверть века, но как ее избежать, если «СистемаРФ» будет продолжать наступать на человека, сужая пространство свободы? Уже сегодня вы становитесь нелегалом, читая «Грани» и «ЕЖ», завтра вы станете нелегалом, не перекрестившись на образ небесного покровителя Следственного комитета и Национальной гвардии. Увы, боюсь, никуда не деться от лобового столкновения с дискредитировавшей себя «Системой РФ». Надо предлагать другую и строить ее рядом.

Фото: Александр Рюмин/ТАСС

Tags: , ,

Leave a comment
ПЕЙЗАЖ ПОСЛЕ…РАЗБОР ПОЛЕТОВ НА ТОНУЩЕМ КОРАБЛЕ
19 СЕНТЯБРЯ 2016, СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Эту статью я начинаю писать до битвы, а закончу после. Когда поля сражений покроются, как им и полагается,  «ранеными» и «убитыми» кандидатами. Когда героически проявятся свои капитаны Тушины — наблюдатели за честным подсчетом голосов — и останутся ни с чем в результате. И когда либерал-западник Болконский схлопочет очередное ядро в живот.

Все это, несомненно, произойдет. Как и то, что сторонники неудавшегося бойкота выборов-2016 будут показывать пальцем на сторонников неудавшегося голосования, то есть на тех, кто говорил: «Эх, ребята, проверим в последний раз, как это работает…» А сторонники неудавшегося голосования будут утверждать, что бойкота не объявлял ни один из демократических начальников. Их сводит вместе то, что всеобщая неудача изначально была запрограммирована в этих выборах-отчаяние 2016-го года. Отчасти из-за того, что выборы мыслились правящей корпорацией как операция прикрытия, по словам историка и публициста Ирины Павловой. Отчасти из-за того, что никакой демократической оппозиции по сути и не было. Был мираж, поскольку за невостребованностью совершенно отсутствовала демократическая повестка. Если, конечно, не считать за таковую нелюбовь к Путину и жгучее желание оказаться на его месте.

Кстати, про бойкот

Политолог А. Морозов назвал дискуссию о том, голосовать или нет, «мощным протуберанцем, который выбрасывает наше гаснущее солнце». И он прав, в смысле «гаснущего солнца». Действительно, то была единственная разумная и конструктивная предвыборная тема вне предложенных властью. И очевидно, последняя — перед очередным засыпанием до президентских выборов. Возможно, даже вообще последняя — перед окончательным засыпанием России, похожим на смерть.

Если же идти строго по линии прошедших официальных дебатов, то рассуждалось в основном о том, как обеспечить экономический рост, не либерализовав в достаточной степени политическую систему, да и вообще никак ее коренным образом не изменив. Только особо «отчаянные» и очень тихо, и не на дебатах, а в недрах своих программ и ранних политических деклараций отдельных членов («Яблоко» и ПАРНАС), которые мало кто читал и помнил, критиковали катастрофические решения последних лет, предлагали свою посредническую помощь в урегулировании «крымского вопроса». Но, строго говоря, вопросы аннексии Крыма, приведшей Россию к международной изоляции, вопросы российской поддержки агентов «русского мира» на Украине, причины изматывающего антагонизма между двумя главными славянскими локомотивами бывшего СССР никем и никак пред телевизионной аудиторией не артикулировались. Видимо, организаторы и участники дебатов посчитали эти вопросы неприемлемыми для вынесения на широкую аудиторию, добровольно отказавшись, таким образом, от раз в пять лет предоставляемой властью свободной политической трибуны. Ради сомнительной электоральной перспективы.

Иными словами, поиски путей воздействия на основательно закапсулировавшийся режим явились самым значительным феноменом общественного дискурса-2016 и проявлением политической дееспособности гражданского общества.

И было предложено… вообще не ходить на выборы, тем самым оказывая моральное воздействие на правящую корпорацию. По мнению бойкотистов, авторитарная власть, почувствовав себя висящей в воздухе, начнет рассыпаться, как это произошло в конце восьмидесятых. В частности, историк и философ Вадим Межуев (не путать с политологом-соглашателем Борисом Межевым) даже предложил «оставить Россию наедине с "Единой Россией", чтобы та в полной мере пожала свои плоды». Однако против бойкотистов широким фронтом выступили гораздо более либеральные акторы, чем сочувствующий марксизму Вадим Межуев.

Либеральные противники бойкота-2016


О, это очень влиятельная группа. Начиная с политического тяжеловеса Георгия Сатарова и кончая либеральными публицистами, вроде Кирилла Мартынова и Ивана Давыдова, которым мы, читатели, безусловно, верим и доверяем их внимательному и незаинтересованному взгляду на вещи.

Против бойкота в полном составе выступили две (а других и нет) условно оппозиционные партии – «Яблоко» и ПАРНАС, поскольку сами они участвуют в выборах и по-другому вести пропаганду попросту не могут.

Политический философ Глеб Павловский высказал такую парадоксальную мысль, что в момент неминуемого кризиса, на финальном отрезке времен, будущая Дума может сделаться даже лидером процесса, если в ней обнаружится парочка вменяемых депутатов. И поэтому, мол, вредно уклоняться от ее формирования. С ним солидаризовался технократ из Санкт-Петербурга Дмитрий Милин: «Ваше голосование не за парламентские партии сможет повлиять на то, что в коррупционно-казнокрадском монолите путинской власти появятся трещины, которые позволят потом демонтировать «режим» бескровно»...

Член бюро федерального политсовета движения «Солидарность» Сергей Давидис написал специальную статью, в которой утверждает, что «нет ни одного разумного основания не ходить на выборы». Притом, что два вышеупомянутых и очень неглупых публициста мыслят в абсолютно том же ключе.

По мнению Ивана Давыдова, режим совершенно не озабочен легитимацией себя через выборы (излюбленный тезис бойкотистов). Ему от вашего участия или неучастия ни жарко, ни холодно. Поэтому надо пойти, чтобы сделать то минимальное, что еще можно сделать. Авангардный философ Кирилл Мартынов циничен. Если не придём, — считает он, — то могут больше и не пригласить. «Бойкотировать выборы можно, если вы считаете, что плебисцит у вас в жизни случается не в последний раз. Что в любом случае состоятся следующие выборы. И что у вас, таким образом, будет второй шанс….», — пишет он в глубоко продуманной авторской колонке в «Новой газете». Либерал Нечаев (он выдвигается) не мудрствуя лукаво призывает прийти, утверждая, что низкая явка – источник потенциальной фальсификации: «Именно в низкой явке потенциальный резерв для фальсификаций и использования грязных выборных технологий. Присутствие в Госдуме даже небольшого количества независимых от власти, профессиональных, ответственных депутатов сделает ее другой. Дума перестанет быть «не местом для дискуссий» и тупой машинкой для голосования за спущенные сверху законы». Ведущий программ «Радио Свобода» Михаил Соколов сообщил, что в аналогичной ситуации академик Андрей Сахаров призывал голосовать в 1989 году.

Накануне выборов у меня состоялся знаменательный и короткий диалог с системным, но все еще прогрессивным и либеральным кандидатом Сергеем Станкевичем.

Сергей Станкевич: «В воскресенье 18 сентября мы выбираем не просто Госдуму. Мы определяем русло, по которому жизнь нашей страны потечёт в ближайшие 10 лет».

Я: «Потечет в болото…»

Сергей Станкевич: «Возможно, но...»

Василий Жарков (заведующий кафедрой политологии МВШСЭН (Шанинки), преподает студентам политическую философию): «Просто пойду и все. Хотя бы для того, чтобы в очередной раз оказаться в школе, где учился до 9 класса».

Шедевральная агитация за участие в голосовании от блогера Александра Шмелева: «Если начальник концлагеря объявил "субботник" по уборке собственной дачи, а ты, бесправный зэк, воспользовался этим моментом, чтобы, пробравшись к нему на кухню, плюнуть в кастрюлю с супом, разве это значит, что ты "ссучился"?! (Если говорить в столь близких каждому честному русскому человеку лагерных терминах.)»

Несомненно, это обвал бойкота. Обструкция одной позиции и торжество второй. Начальник концлагеря объявил «субботник» по уборке концлагеря, а ты, бесправный зэк, воспользовался этим и прибрался в бараке. Теперь туда входить легко и приятно.

Да-а, власти в РФ совершенно нечего опасаться.

Куда течет жизнь нашей страны и некоторые итоги

Выборной демократии у нас в стране без малого тридцать лет. А что такое тридцать лет? Когда в конце семидесятых я оканчивал институт и носил в портфеле ксерокопию «Архипелага Гулаг», то, что происходило тридцать лет до этого — арест Берии, танки в Москве, — казалось мне глубокой и невероятной древностью. Так и сегодняшним тридцати-сорокалетним события 1989 года, когда в стране произошли первые более-менее свободные выборы, на которых были выдвинуты несколько кандидатов от демократической оппозиции и которые действительно способствовали трещине в системе и бескровному демонтажу коммунизма, танки в Москве в 1991 году тоже кажутся сказаниями старины былинной. Тем не менее это было, а для нас – так, кажется, совсем недавно…

Но с тех пор выборная демократия на наших глазах претерпела существенные изменения. Демократическая власть «сразу же после 1991 года» приняла решение двигаться в русле президентской монархии – с либеральным царем. Битва ветвей власти в 1993 году закончилась практически полной отменой низового самоуправления — Советов, а к выборам 1996 года страна подошла с полной неспособностью легально осуществить демократическую преемственность. Теперь о том периоде ходят разные порочащие истории, и доказать, конечно, уже ничего нельзя – каким образом стареющий, теряющий адекватность «царь Борис» с нулевым начальным рейтингом одержал победу. Но к 1999 году правящей корпорации стало ясно, что больше пускать эту процедуру на самотек нельзя. И вот в августе 1999 года произошло политическое чудо. Отряды Шамиля Басаева вторглись на территорию Дагестана, чтобы совместно с МВД России якобы подавить сопротивление невесть откуда там взявшихся боевиков-ваххабитов, а буквально на следующий день уже рассматривался вариант нанесения ударов по территории Чечни правительством Владимира Путина. В неразберихе начиналась Вторая чеченская война…

Это было время самого лютого страха.

Москвичи засыпали и не знали, проснуться ли они в своей постели, запасся ли твой сосед картошкой на зиму или запасся он гексогеном, которым в пять часов утра разнесет ваш дом. И несколько домов действительно взорвалось. И взоры надежды тогда обратились к молодому офицеру бывшего ГБ Владимиру Путину, который легко и вроде бы честно избрался на должность президента России в марте 2000 года, воистину став президентом страха.

Безусловно, в 2000 году народ России добровольно отдал за него свои голоса, но это была странная добровольность. Мало кто не прикидывал в уме или в глубине сознания, где находится интуиция, а что будет, если не отдать? Какой ГКЧП тогда выползет из норы?

Во-первых, потому что после 1996 года — все знали это — посчитать могли как угодно. А во-вторых, сколько еще домов после этого взорвется?

Так-то внешне все было классно: развевалось трехцветное знамя, Зорькин выносил Конституцию для принесения президентской присяги и премьер Путин, как младший, ехал поздравлять представительную фракцию «СПС» в ресторан «Три пескаря», но та дилемма, о которой в 2016 году напишет Кирилл Мартынов, была актуальна уже в 2000-м: не проголосуешь, а в следующий раз и не позовут… Не выразишь одобрения – и вся эта потемкинская деревня демократии сгорит.

С этим ощущением мы прожили 16 лет. Но потемкинская деревня все равно сгорела в конце 2011 – начале 2012 годов вместе с движением белой ленты. Тайное стало явным. Ни Сахарова, ни Немцова больше нет. И на что собираются надеяться «играющие по правилам», я, честно говоря, не очень представляю. Можно ли продолжать обманываться, когда обман стал очевидным? Не будет ли это тогда соучастием в преступлении?

Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Leave a comment
Оригинал взят у podmoskovnik в Не было никогда такого и вот опять

Ну что, давненько мы не видели такого позора. Лет пять.

Вот так выглядит распределение участков по явкам на разные моменты времени по всей стране, взвешенное на явку (каждый участок берется с весом, равным явке, но без учета численности).

Данные явки на 17:26, соответственно в разных регионах достигнуты разные временные отметки.

Это еще не совсем распределение голосов, но близко к тому.



Ад творится почти везде.

Вот, например, Кемеровская область решила догнать и обогнать Чечню.


А вот перекособочило нормальный обычно Красноярский край.


И только Свердловская область стоит вечным памятником честному голосованию.


Москва пока спит.

Leave a comment

Сергей Митрофанов:

О свободе «Свободной прессы»

Открытое письмо писателю Сергею Шаргунову

(оригинал)

Взяться за перо в эпистолярном жанре меня побудила одна из статей в «Свободной прессе», хотя непосредственных причин много больше. И это притом, что я отношусь к главному редактору «Свободной прессы» Сергею Шаргунову достаточно тепло. Как к большому русскому писателю. Мыслящему, как большой русский писатель, которому в силу рода занятий свойственны гуманизм (пробуждение чувств добрых), надмирность и определенная справедливость. Однако он также и руководит большим изданием. И здесь уже не до надмирности. Вот о том, куда идет под его руководством «Свободная пресса и ее фолловеры, и хотелось бы честно поговорить.

Далее я попробую развить и доказать две мысли. Первая, «Сводная пресса» — увы, не так свободна, как декларирует, поскольку перестала быть свободной дискуссионной площадкой. И вторая — перекос в редакционной политике (демонстративная нелюбовь к либералам, Ельцину, Горбачёву, 1991-ому году, и вследствие этого публикация корпуса текстов исключительно «патриотического», «охранительного» содержания) оказывает ей плохую услугу, формируя агрессивную клаку читателей.

Мало того, что эта клака загерметизировалась в своих политических пристрастиях (предрассудках), но и навязывает обществу откровенно реваншистские идеи, толкающие его на гражданскую войну со всяким проявлением иного мировоззрения.

Нет, я не против мнений, отличных от моих собственных, если речь идет о выражении частной позиции. Но я против безальтернативности таких суждений, что вкупе начинает походить на политический агитпроп. Тем более трудно согласиться, когда редколлегия при этом «спит», как будто бы это нормально, что статьи вызывают у читателей желания расправиться с оппонентами, и, таким образом, «соглашается» с пагубностью гласности, нового мышления и демократии, как это прозвучало, например, в статье «Начатые по инициативе Горбачева перемены в стране были ей не нужны и пользы не принесли». Тем более, что некоторые выраженные в том числе и другими авторами «мнения», очевидно, ложны в уже начальной посылке.

Возьмем для примера одну из последних публикаций, собственно, из-за которой и возник весь этот сыр-бор. Это статья Станислава Смагина «Хасавюртовская Россия». Отнесу его рассуждения о «чеченских войнах» как к чистой публицистике. У одних одно воспоминание об этом периоде, у других другое. Одни считают, что правильно, что Россия приостановила в 1996 году колониальную экспансию с бомбежками, другие — что надо было всех положить, но настоять на своем. Сам я склонялся к мысли, что раз культура России и Чечни так сильно разнилась, то лучше бы нам тогда разделиться без кровопролития, а потом, если надо, соединиться на основе нового договора. Дело, однако, не в этом, а в том, что это кавказская война у Смагина стала трамплином для более общего рассуждения. О праве России выходить за пределы своих политических границ и о превышении России собственно, своего номинального размера на «сферы влияния»

Он пишет: «О каком-то выходе за пределы границ и понимании России как историко-геополитического субъекта, превышающего объем нынешней РФ, просто задуматься немыслимо. Крым стал яркой вспышкой, преодолевшей, как показалось, хасавюртовский морок, но дальше Хасавюрт с лихвой отыграл упущенное. Нельзя! Страшно! Крым это уникальный случай, а вообще Украина от Ростова до Будапешта для нас свята и неприкосновенна».

Иными словами, и не свята, и не неприкосновенна.

Я бы понимал, если бы эти слова исходили от какого-нибудь германца, про которого советские учебники писали, что Германия вступила в Первую мировую войну, потому что ее обошли в дележе колоний. Но речь идет о самой большой стране в мире, с самой большой протяженностью границ — куда ж еще выходить за пределы и зачем? Да и что в этом случае случится с пределами соседей? Оставлять такую важную тему просто как вскрик души Смагина, — я считаю, — редакция не имеет право. Проблема слишком остра. Либо мы позволяем себе выходить за пределы, либо нет. Либо нас воспринимают как страну стоящую за мир (по Смагину, это рудименты поколения, опаленного Второй мировой войной), как партнера в Европе. Либо как постоянную угрозу, от которой логично защищаться вступлением в НАТО. И мы либо воспринимаем соседнюю Украину как суверенное государство, либо тайно лелеем планы ее разбомбить, как советуют возбужденные Смагиным читатели.

И надо еще заметить, что ведь есть же еще и официальная точка зрения. Официально Россия никуда за свои пределы не выходит, выступает против пересмотра границ в Европе, Донбассу оружием и ополченцами не помогает, в войне с Украиной не участвует и на этой идеологической основе пытается отменить в отношении себя санкции. Правильно ли что народные инициативники пытаются эту позицию торпедировать? Какова роль редакции, и где альтернатива реваншистскому корпусу идей?

Можно, конечно, посчитать мнение Смагина за единичный случай, но если вести реестр публикаций, то мы увидим явный крен на войну. Достаточно только обратиться к заголовкам статей.

«Донбасс ждет сигнал к наступлению. Россия может больше не сдерживать армии ДНР и ЛНР», «Российские огнеметные системы. 6 гектаров выжженной земли одним залпом», «Порошенко, Полторак, Порубий и прочие преступники обязаны получить свои 15−20 лет» (речь вообще-то идет о президенте страны, с которой сохраняются дипломатические отношения), «Сгореть от стыда это не про Украину, иначе бы ее давно уже не было. Политические максимы и афоризмы от Виталия Третьякова». «Россия вдохновила Китай на народную войну. Поднебесная желает повторить успех крымского сценария», — это вообще опасно, получается, мы толкнули огромный Китай на экспансию. «Донбасс подорвут уже в августе. В ДНР предупредили, что война начнется на днях». «Турция зовет дружить Россию против Запада», — ключевое слово «против». «На санкции ответили крымским консенсусом. Большинство россиян высказались против смены политического курса ради компромисса с Западом». Трудно представить себе более искаженной картины и далекой от истинных настроений в обществе, особенно образованной части общества. Что удивляться, что специально подобравшиеся читатели в комментариях соревнуются в хамстве, ксенофобии, шофинизме…

Впрочем, я не возражаю, можно и искаженно видеть картину. Политические свободы у нас еще не отменили. Однако подталкивать расколотое общество (а оно по факту расколото) к войне — в перспективе к мировой — все-таки надо с осторожностью. И задача редакции, на мой взгляд, сохранять взвешенность при всех самых радикальных раскладах. Все же мир лучше войны, а свобода лучше несвободы…


Ответ главного редактора.

«Свободная пресса» открыта для самых разных мнений, и публикация этого текста — тому очередное подтверждение.

После крымских событий неоднократно убеждался, что именно причисляющие себя к либералам уклоняются от полемики и опасаются печататься на нашей свободной площадке.

Лично я — и это последовательная позиция многих сотрудников сайта — далек и от «прогрессистской», и от «официальной» трактовки событий в Донбассе.

Живущие там — не люди второго или третьего сорта и имеют право сами определить судьбу своей земли. А они в абсолютном большинстве поверили в крымский сценарий и тянутся к России.


С

Tags:

Leave a comment
ОБРАЗ ЖИЗНИ – ОБРАЗ МАРАЗМА
5 СЕНТЯБРЯ 2016, СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ

ТАСС

Наш оборонный вице-премьер – автор крылатой фразы. О том, что наш образ жизни кулак «у них в горле». У каких-то « у них». А внук Молотова ему еще и поддакнул: вот мы встали с колен, и это всем дико не понравилось, потому что хотели они нас видеть униженными и оскорбленными, а мы, мол, преуспевающие, веселые и довольные. Типа встали и пляшем.

Но метафоры не всегда точны. А метафоры внуков Молотова, Сталина и Берии – всегда не точны. Однако поэтическая сила их не в точности, а в том, что они и нас заставляют размышлять в русле предложенного образа.

Вот, допустим, возникает вопрос: почему кому-то «из них» не могло понравиться, что кто-то другой встал с колен? Что увидели зрители? Ведь само себе чье-либо вставание с колен вряд ли кого может сильно расстроить. Народы Африки только и занимаются тем, что встают с колен. А потом коварному Западу приходится везти им лекарства и гуманитарную помощь. Исламский мир встает колен… Садится на лодки и плывет в Европу – на пособия. Важен еще и вид вставшего с колен. Если это карлик в длиннополом старом пальто, то, может быть, лучше бы он и не вставал с колен, чтобы мы не переживали о его бедственном положении, голодном детстве и нищенством существовании во взрослом возрасте. Пока иной инвалид на коленях, то вроде бы и не очень заметно, что он инвалид, и ему так удобней – не упадет.

То же самое и с «образом жизни», который «кулак в горле у них». Он же не просто «образ жизни» на все времена, аопределенный,сегодняшний образ жизни, имеющий описание, и почему же он должен быть кулаком в горле?

Интонация, с которой говорится про образ жизни, подсовывает воображению различные картинки. Например, виллу с бассейном, БМВ последней модели, красавицу жену, певицу. Говорят, все это есть у оборонного вице-премьера. Понятно, что такой образ жизни может быть кулаком в горле у среднего француза, проживающего в съемной тридцатиметровой квартире в Париже. Хотя лично я не встречал такого француза, который бы ночи не спал, завидуя русскому вице-премьеру. Бутылочки бордо, чтобы развеять мучительный образ, обычно ему вполне хватало. Но возможна, например, и такая ситуация, что вы живете в спокойном поселке, ходите в церковь по воскресеньям, а рядом проживает горе-сосед, хучи-кучи мэн, который пьет, курит, горланит, мусорит, пристает к дочерям с непристойными предложениями — вот такой образ жизни вполне встанет кулаком в горле достопочтимого отца семейства. Так о чем конкретно идет речь?

Известный социалист Виктор Милитарев (лидер Российской социал-демократической партии России в 2012-2013 годы –по версии Википедии), написал гениальную, я считаю, статью об образе России, выводя его из фантазий советских писателей.

И получилось у него вот так:

«То есть, подводя первый предварительный итог, русская фантастика видит в качестве цивилизационного ядра нашей страны и народа социальные институты сталинского времени. Разумеется, не только. Еще почти всегда присутствуют институты допетровского происхождения. Община, артель, казачество и, конечно, православие. Все это дополняется весьма часто институциональными заимствованиями из Америки XIX века в специфически «реднековском» ключе. В России часто присутствуют шерифы, нацгвардия и всеобщее вооружение народа… А в системе общественного питания, то есть, попросту говоря, в столовых, практически всегда присутствует обеденное меню из борща, котлеты с пюре и компота».

Образ жизни «поел борща, запил компотом, расстрелял товарища», безусловно, по-прежнему притягателен для очень многих неосталинистов, вудуистничающих вокруг памятников Усатому. Но к несчастью или, вернее, к счастью он ведь тоже фантазийный. Этой России больше нет, она существует лишь в ностальгических воспоминаниях отдельных коммунистов. А тот реальный образ жизни, который должен по идее застрять кулаком в горле «у них», имеет вполне ясные и четкие параметры, такие, как цвет, вес, химически состав и т.д.

И основной реальный параметр его, безусловно, – «денег нет, а вы там держитесь».

После того как Крым приплыл в родную гавань, денег в стране стало решительно ни на кого не хватать, даже на сам Крым, и именно это стало определяющим в образе жизни посткрымской империи. Сначала не хватать на бумаге, в расчетах будущего периода, а потом стало не хватать и зримо, физически — на мосты, медицину, стадионы, студентам на стипендии. А вот теперь пошел такой образ жизни, что навалилась лавина «нехваток». А это как дырочная проводимость в полупроводнике, когда ток образуется не от электронов, а от отсутствия электронов.

Политический ток в России пошел от отсутствия денег на самое необходимое. На медицину, образование, еду. Дело дошло до того, что правительство, индексируя пособия пенсионерам на величину инфляции, — ну, допустим, 13,7 % (хотя, конечно, больше), — ограничилось разовой выплатой, которой, во-первых, еще нет, а во-вторых, если разделить на 365 дней, то получим те же магические 13 рублей 70 коп – цена пакетика чая. И даже без кипятка, заметим, кипяток нынче дорог. Вот такой у нас нынче образ жизни.

А вот еще что интересно. Начальник страны и начальник государственных профсоюзов засели в одном кабине в Кремле и принялись обсуждать страшно актуальную тему, — нет, не где взять денег, а кому не платить в первую очередь. То ли работающим бюджетникам, то ли бюджету налоги. Хотя не очень понятно: начальники эти – работодатели только своих аппаратов, и вопрос вроде не совсем к ним по адресу.

Тем не менее, начальник государственных профсоюзов выдвинул совершенно революционную идею — не платить бюджету, чтобы, значит, хватило бюджетникам. На что начальник страны резонно заметил, что если не платить бюджету, то нечем будет заплатить работающим на бюджет, которые составляют основной контингент государственных профсоюзов.

«Да, — не растерялся начальник государственных профсоюзов, — но можно какие-то компромиссы поискать. Ведь правда же?»

Окончание разговора имеет смысл привести почти полностью.

Начальник страны: «Правда! Сама по себе идея мне кажется обоснованной, особенно сегодня, когда у нас ещё не преодолены все экономические трудности, поэтому подумать над этим тоже можно и нужно, и этот компромисс, о котором Вы сказали, надо поискать».

Иными словами: «Вот идите и ищите».

Начальник государственных профсоюзов: «Конечно, но для этого нужно обсуждение, которое необходимо запустить. Я подготовил к Вам обращение, чтобы был запущен этот механизм – обсуждение».

Начальник страны (устало, на все согласен, с интонацией стоической святости): «Давайте. Запускайте свой механизм». (Про себя: «Вреда не будет».)

И я все думаю, вот этот образ маразма, он действительно стоит кулаком в горле «у них», а не у нас?





Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС

Tags: , ,

Leave a comment
Публицист Сергей Митрофанов — о том, к каким последствиям может привести история с погромами общины цыган в Одесской области.

Когда новостные ленты принесли сообщение о беспорядках в селе Лощиновка Измаильского района Одесской области, память услужливо подкинула исторический аналог — дело Бейлиса.

Аналогия заключается вот в чём.

И тогда и сейчас место драмы — Украина. Тогда — под Киевом, сегодня — под Одессой. И в тот раз речь шла и идёт о зверском убийстве. Тогда, в 1911 году, — двенадцатилетнего мальчика. Сегодня, в 2016-м, — восьмилетней девочки, на теле которой обнаружились следы насилия.

Тогда убийство приписывалось еврею и реанимировало так называемый "кровавый навет" — обвинение евреев в ритуальных убийствах младенцев. Сегодня предполагаемым виновником оказался цыган, что вызвало беспорядки людей, очевидно, уверенных в извечной порочности цыган по определению.

Между прочим, не так давно мы стали свидетелями массовой высылки цыган из Франции (2010 год) и сноса незаконных цыганских построек в России (2016). Так что неприязнь к цыганам в Европе считается отнюдь не уникальным явлением.

И в 1911 году, и в 2016-м амальгама из расовых фобий и конкретных инцидентов привела к погромам. В 1911-м они вообще планировались чуть ли не официально совместно с властями. Однако в XXI веке такое уже невозможно. Поэтому когда толпа из трёх сотен людей попыталась реализовать свой гнев к инородцам, разрушая дома общины цыган, в которой жил задержанный, власти направили в район дополнительные полицейские подразделения.

Тем не менее, как сообщают некоторые СМИ, погром продолжался какое-то время, а члены общины заблаговременно покинули Лощиновку. На воскресенье же был намечен сход жителей, что, очевидно, могло стать сигналом к дальнейшим беспорядкам. Но их пока удалось предотвратить. Очевидно, обещаниями покарать маньяка.

В 1911 году дело Бейлиса приковало к себе внимания всей культурной России. И, к чести для тогдашнего состояния общества, оно в конце концов решилось в юридической плоскости. На судебном процессе Менахем Бейлис был оправдан. Это вызвало огромную радость у интеллигенции, поскольку таким образом удалось предотвратить большое межэтническое противостояние.




Фото: © wikimedia.org

Фото: © wikimedia.org


Оправдание Бейлиса обернулось победой либералов. Ведь если отдельный, но превращённый в символ еврей не виноват, считали они, то из межцивилизационной войны дело превращается в обычную уголовщину и может быть ограничено наказанием конкретного виновного.

Однако как будут развиваться события на Украине сегодня, ещё неизвестно. И страшно представить как, если во втором цыган окажется таким вот символом.

Такая вероятность существует, поскольку не секрет, что вполне спокойно убивают люди всех наций. Во всех нациях есть свои маньяки, а от сексуальных преступлений не застраховано ни одно сообщество.

Другое дело, что у России в 1911 году не было иммунитета от распространения вины отдельного человека на "племя", к которому не посчастливилось принадлежать преступнику. Такой иммунитет — после Холокоста, после внесения в правовые кодексы новелл о недопустимости вражды по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения и т.п. — в принципе может быть выработан везде на постсоветском пространстве. Хотя в текущей ситуации в Лощиновке не очень заметно, что такие кодексы укоренились в массовом сознании.

Но тут, видимо, накладывается то обстоятельство, что украинское общество по понятным причинам измучено свалившимися на него невзгодами, а внутри основательно разделено на пророссийско и проукраински настроенных граждан. И по отношению к статусу национального языка. По тому, кого, например, считать виновником пожара в Доме профсоюзов в Одессе.

Поэтому проецирование любых "своих" неурядиц на любых "чужих" субъектов социума становится всё более вероятным. Как и то, что поводом могут воспользоваться политические провокаторы, желающие социального взрыва пусть даже и в связи с резонансным, но в то же время и достаточно тривиальным убийством на сексуальной почве.

В связи с этим следует заметить, что, как бы удачно ни разрешилось дело Бейлиса в 1911 году, оно всё равно оказалось вписанным в пролог Первой мировой войны…

Можно только пожелать, чтобы случай в Лощиновке не вписался ни в какие прологи…

=========================

PS
Вчера писал об антицыганском погроме под Одессой (народ, естественно приветствует его) и вспомнил что Ален Делон играл цыгана. Представилось, пришли громить, а там Ален Делон, и чего делать? (https://life.ru/…/lish_by_sluchai_v_loshchinovkie_nie_vpisa…)

Фото Серга Митрофанова.

Tags: , ,

2 comments or Leave a comment

ЮБИЛЕЙ ГКЧП

17 АВГУСТА 2016 Г. СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ

Дмитрий Борко

Приближается очередная годовщина августа 1991 года. 25 лет демократической революции — так это всегда интерпретировалось. Или ГКЧП — как кому больше нравится. Сегодня это интерпретируется так и звучит почти как «25 лет Октябрю!». Предъявленный народу 19 августа 1991 года в лице нескольких маразматиков из КПСС с трясущимися руками, он тогда никого не очаровал. Но, действуя медленно, анонимно, тихой сапой, через подставных лиц, постепенно отравил ядом мозги россиян и фактически отвоевал все потерянные 21 август 1991 года позиции. Это можно отпраздновать. Или поскорбеть.

Однако сегодня, думая над тем, какой поворот выбрать для очередного юбилейного анализа столь важной даты, я нахожу его удивительно легко. Ведь последнее время хор хулителей «ельцинского периода» становится все более жалок. Подвергая проклятиям первое (и последнее) демократическое десятилетие России, «десятники» придумали ему оскорбительную кличку — «лихие девяностые», но тот кошмар, который начался благодаря их стараниями в десятых, даже и не снился поколению девяностых.

В девяностых было трудно, бедно… Это правда. В отдельных сферах действительно приподняли голову «братки» в тренировочных костюмах. Увы, так всегда получалось, что «братки» первыми разоблачают фальшь любой тоталитарной системы. Быстрее, чем врачи, ученые, учителя и политологи. Да и мы сами наделали ошибок. Но такого фантастического беспредела, сращивания полиции, чекистов и судебной системы, как в «лихих десятых», мы нафантазировать себе, конечно, не могли. Мы не могли это представить даже в антиутопиях типа «восстал из гроба Берия и стал проводить реформы». Под лозунгом «а теперь мы сделаем все правильно» реставраторы реставрировали чекистско-бюрократическое государство в классическом варианте, как при Андропове, которое занялось привычным делом. В основном набиванием карманов приспешников режима и по-настоящему трагическим разрушением всего свободного, профессионального и делового.

За очень короткий срок, как будто кто-то перезапустил «русский код» (говорят, есть такой, так называемая константа Ивана Грозного), «государственники» вернули российское государство к изначальной русской архаике — с неэффективной, ориентированной на автарха элитой и малопроизводительным затюканным населением: симбиоз паразитов и бездельников. Но и совершили две невозможные, чудовищные вещи: затеяли изнурительную войнушку внутри достаточно ментально однородной постсоветской общности, приведя ее к необратимой социальной деградации, и добровольно самоизолировали себя от передовой цивилизации. Построили немереное количество церквей, бабы надели платки, мужики потянулись в казаки. Россия превратилась в аквариум с замкнутой экосистемой, в котором плавают гады. Потом мы присоединили Крым…

Вроде бы хорошо, какой патриот будут возражать против роста родной страны? Она же маленькая — лишние земли не помешают. В детстве я мечтал, чтобы присоединили Монголию — было бы здорово! Вот и сейчас депутаты и депутатки бросали в воздух чепчики, кажется, был салют. Россия приросла уникальной курортной зоной, где солнце, море, гостиницы, бизнес — живи и радуйся. Приросла выходом к морю — и не надо платить за аренду порта. Порт теперь наш! Однако по факту там в конце концов образовался ощерившийся ракетами полуостров с пьяной солдатней, которые стреляют по машинам. Вокруг которого бегают террористы, мечтающие что-нибудь подорвать. И новый российский тамошний глава обнадеживает народ идеей вешать диверсантов по периметру границы «как ворон». (Добрый мальчик в детстве вешал ворон и кошек.) Чудесное развитие русской Ниццы. Добро пожаловать, сэр и мсье! Расставайтесь с долларами и евро!

Говорят, что произошло это всё благодаря одному человеку, на котором лежит груз ответственности за столь страшно-ошибочный выбор пути. Постоянный припев «Ельцин плох, Ельцин, Ельцин плох» сыграл с ним дурную шутку. Что-то у него переклинило в мозгах года через четыре абсолютной власти. Но достаточно ему состариться, заболеть и уйти с работы или у него вдруг пробудится совесть, он признает, что не справился, что ума не хватило, — так страна воспрянет, взбодрится новым ХХ съездом, осудит культ личности и можно будет снова начинать с чистого листа, как это не раз уже было.

Очередной Хрущев поедет в Америку смотреть на жирную американскую кукурузу, чтобы точно такую же сажать у себя дома. Заиграет импортный джаз, в магазины срочно выкинут бельгийское пиво по цене жигулевского. Международная молодежь соберется на форум мира — были раньше такие формы общения и даже лучше, чем «Селигер». Русский украинцу пожмет руку, и вместе они попросятся в Евросоюз. Ну, по крайней мере, чтоб не было визовых заморочек. Но вам-то, добровольным помощникам, идеологам консерватизма и патриотизма, столыпинским клубам, глазьевским последышам, клонам единороссов, не станет тогда стыдно за плоды дел своих?

Чем вы так уж сильно отличаетесь от вертухаев сталинских лагерей? Тех хоть принуждали под угрозой расстрела, у них был Устав и портрет Дзержинского на стене, и клялись они верности Партии, а вас… «Не знали»? «Не видели всей полноты картины»?

Что вас заставило шестнадцать лет врать без продыха? «Ошельмованы отделом пропаганды?»

А никто никого ведь особо и не заставлял. Ищущий ошельмованности да ошельмованность найдет. И как выйти с таким интеллектуальным контингентом на фазу демократического развития, чтоб не мешал очередной шизофренический сиделец в Кремле? — вот какая извечная задача стоит перед российским обществом.

На выборах шестнадцатого года она явно не решится. Ходить на эти выборы, имея в виду такую задачу, артель «Напрасный труд». Решится ли когда вообще — вот вопрос, который логично задать себе на 25-летие ГКЧП.

Фото Дмитрия Борко
2 comments or Leave a comment

НАПАДЕНИЕ НА МЕДВЕДЕВА, ПЕТИЦИЯ ЛИ

8 АВГУСТА 2016 Г. СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Петиция за отставку Дмитрия Медведева, инициализированная безвестным москвичом, по-видимому, корейского происхождения Александром Ли, поразительно напоминает письмо Ли..и Тимашук, выуженное органами безопасности из копны корреспонденции в адрес Сталина и инициировавшее финальное избиение партийных кадров. Напомним, что при этом сама полуграмотная и параноидально мыслящая Ли… Тимашук на время стала опаснейшим, но и популярным политическим персонажем, на равных разговаривающим с вождями.

Сегодняшняя петиция Ли тоже стремительно набрала 180 тыс. подписей и, судя по всему, скоро дотянет до рекордных двухсот тысяч, оставляя нас гадать над последующей реакцией Кремля и развязкой. То ли Кремль позволит «народу» как бы изничтожить своими руками премьера-двоечника. То ли наоборот защитит премьера от «народа», показывая, кто в доме хозяин. И то, и другое могло бы стать символическим месседжем, открывающим широкое пространство для дальнейших сценарных ходов. Очевидно, что Медведева можно превратить и в мальчика для битья, списывая на него провалы последних лет, и в козла отпущения, а то и снова в героя, тайно противостоящего Путину, диссидента во власти, своими неуклюжими словесными эскападами вскрывающего горькую правду режима.

Действительно, может, у окружённого соглядатаями и доносчиками Гамлета это единственный способ ударить в колокол тревоги? Прикинуться сумасшедшим — «Ребята, денег нет, но вы там держитесь», — в чем угадывается парафраз классического «нам бы только ночь простоять да день продержаться», красные полки уже близко, вот Путин уйдет, отменятся санкции, и все как-нибудь наладится. Со своей стороны и Путин может в очередной раз объявить себя Спасителем, разгоняя правительство обанкротившихся как бы либералов. Тысячу раз получалось таким образом заморочить охлосу головы, авось, получится и в тысяча первый раз. Народу будет явлена модель Путина 3.0 или уже 4.0 – я что-то запутался…

Об инспирированном и спекулятивном характере петиции свидетельствует список претензий Ли, горячо и бездумно поддержанных подписантами. Их уже достаточно точно охарактеризовал Игорь Яковенко, но я повторю для закрепления.

Первое, чем Ли недоволен – так это тем, что Медведев постоянно «отливает в граните», то есть говорит жесткую правду. Например, он сказал учителям, что платить зарплату им нечем, после Крыма дешевые деньги в стране закончились. И если они хотят как-то выжить, то должны либо задуматься о смене работы, либо заняться репетиторством за дополнительные «бабки». Собственно, такая линия поведения давно практикуется в преподавательской да и в любой другой бюджетной среде, но, по мнению ханжеского российского общества, Медведев таким образом нарушил дворцовый этикет. Правитель не имеет право говорить обществу правду. Правильный премьер обязан был сказать: «Ой-ей-ей, бедные вы мои, вам же надо платить по потребностям, а спрашивать исключительно по способностям», и пообещать лечь на рельсы в случае повышения коммунальных тарифов.

Вторая претензия более показательна, если не сказать что и более хамская. Ли вспомнил, что когда-то Медведев делал селфи на подаренный Джобсом айфон, тем самым выражая детскую радость от подарка знаменитого американца. А должен, по-видимому, выражать радость исключительно от отечественного айфона, сделанного Чубайсом или Чемизовым. Ой, простите, Чубайс же так не сделал никакого айфона! В России вообще не производится ничего современного. Однако это неважно, Медведев прокололся на патриотизме, как до этого прокололся, уснув на сочинской Олимпиаде, венчающей совершенно чудовищное расхищение бюджетных средств на фоне углубления противоречий с Западом и вчерашними партнерами по СНГ – Украиной и Грузией. Ведь, по идее, Олимпиада-2014 должна была показать, что Россия – ого-го и прет, как танк. А премьер от усталости, разочарования и мелькающих бессмысленных огоньков… непатриотично прикорнул на трибуне. Лучшего разоблачения «геббельсковской» пропаганды он выдумать, конечно, не мог.

Впрочем, я далек, конечно, от того, чтобы делать из Медведева «голубого героя». Объективно говоря, премьер он никакой, а в политику, на политический Олимп попал по блату, оказавшись в нужное время в нужном месте – юристом, прикрывающим главу Комитета по внешним связям Санкт-Петербурга от обвинений в коррупции. С тех пор и началось его восхождение к высотам политической власти с обязательством никогда не переходить дорогу старшему товарищу, и было бы очень нечестно, обвиняя его во всех провалах, забыть про последнего, являющегося подлинным архитектором нынешнего режима, а заодно и… застоя, чекистского разгула и «лихих десятых», далеко переплюнувших «лихие девяностые».

Сам по себе Медведев не смел и не очень умен, что объективно делает его совершенно непригодным для той работы, на которую его поставили. И если мы говорим, что Путин – Брежнев, то и Медведев – немножко Брежнев, настолько он стабилен в своем начальственном положении, гарантирующем безбедную жизнь. Однако у него по сравнению с Путиным есть одно несомненное преимущество. У него нет так же и того затаенного тяжелого безумия в глазах, как у верного друга-социопата. С одной стороны, это ставит на него клеймо ненадежности в глазах Банды — политического окружения Путина, но, с другой стороны, оставляет надежды на утилитарное использование в большой политике со стороны мировой элиты.

Ведь когда Медведев встречался с Обамой (сужу по исторической фотографии), вид у него был неканонический — восторженного школьника, наконец встретившегося со Шварценеггером времен первого «Терминатора». Что практически нивелировало один из самых вредоносных мировых конфликтов. Несомненно, если бы это мироощущение продержалось чуточку подольше, мы бы точно жили в другой стране.

Вот почему я воздерживаюсь от подписания петиции Ли. Спору нет, они должны уйти, но уйти все вместе. А еще мы должны быть уверены в тех, кто придет им на смену. И тут почему-то вспомнилось, что кошмар якобинского беспредела закончился… в общем-то, в один день. Просто потому что (по легенде) нашелся один смелый человек в Конвенте – журналист Ламберт Тальен. Но сначала этот беспредел должен был всем основательно осточертеть.

Фото:Екатерина Штукина/ТАС

Tags: , ,

Leave a comment

СПОРЫ ТИТАНОВ О ДИВАНАХ

ТАСС


Хочу вмешаться в спор титанов. Два моих любимых титана — Рыклин и Яковенко — поспорили о том, стоит ли вставать с дивана и идти на будущие думские выборы. Хотя на самом деле здесь столкнулись несколько иные позиции. И вопрос дебатируется тоже иной: можно ли с помощью каких-то легальных действий и выборных процедур произвести переформатирование нынешней политической системы в сторону реальной либерализации с человеческим лицом?

И, знаете, позиция Рыклина мне показалось более… или, вернее, менее сказочной что ли. Уважаемому Игорю Яковенко на этот раз немножко отказала логика. Особенно, когда он начал уговаривать себя, что «та же директриса московской, питерской или красноярской школы тысячу раз подумает, прежде чем «тупо переписывать протокол», когда выборы находятся под жестким контролем прессы, партийных и беспартийных наблюдателей». Ибо подумать-то она подумает, но, скорее всего, лишь о том, каково это остаться без работы в стагнирующей экономике с растущими платежами за всё. Не говоря уже и о утопичности «жесткого контроля».

То есть по Яковенко получается, что есть некий предел цинизма политической системы РФ, который можно преодолеть совместными солидарными действиями. И ничего, что это никому до сих пор не удавалось, бог его знает, может, он действительно где-то есть и когда-нибудь у нас это получится.

Хотя надо сказать, что и Александр Рыклин, написав все вроде бы совершенно правильно — делать нам на этих выборах нечего — потом вдруг пустился в достаточно длинные рассуждения про «Яблоко». Из чего иной читатель мог бы и заключить, что будь социал-демократическое «Яблоко» не таким интриганским, каким оно де-факто является, и что, наоборот, не будь гипотетической сделки «Яблока» с Кремлем с целью оставить фирму «Яблоко» представительствовать на витрине российской демократии, то можно и даже нужно было бы идти за него голосовать.

Конечно, в этом случае мы неправильно могли понять Рыклина. Потому что мысль его была не в том, чтобы перевоспитывать «Яблоко» и что при каких-то условиях возможно участие, а в том, что трупу (политической системе) никакие яблочки уже не помогут, ни хорошие, ни подмоченные. Но… тут ноги сами бы повели нас к избирательному участку, а пытливый ум принялся бы искать бреши в неототалитаризме.

«А что если мы за этих проголосуем, этих зачеркнем или же пойдем да бюллетень испортим? Какой будет эффект? Вот-то они попляшут!» На взвешивание этих шансовкак раз и ушли бы последующие полтора месяца.

Увы, игра элиты идет совсем не за то, чтобы победить либеральное общество в честной, получестной или же даже совсем нечестной схватке. Итоги схватки, собственно, от выборов никак не зависят. И в этом ключе — «победить-проиграть» или же исполнить хитрый финт — проблема никогда не стояла. Ибо полковник Аурелиано Буэндина, говоря фигурально, всегда может взять ящик с розовыми бумажками и, наплевав на «честную директрису московской, питерской или красноярской школы», заменить его на ящик с голубыми бумажками. И ничего ему за это не будет, никакая Панфилова не остановит. А директриса пусть идет себе лесом. Страна слишком большая — за всем и за всеми тут не углядишь.

Игра направлена на то, чтобы создать иллюзию соревнования. Ведь там, где есть хоть какое-то соревнование, там призы. А где призы, там просыпается алчность, и неустойчивых начинают манить миражи допуска ко власти. Стоит только на это повестись, и все примутся яростно работать локтями, забыв о реалиях. Тут-то выборы и приобретут видимость законных. Что и требовалось доказать.

А между тем, абсолютно ни у кого нет сомнений, что кардинального поворота ни при каких условиях и результатах в 2016-м не произойдёт. Вот как страна двигалась в тупик, так она и продолжит туда двигаться. Не будет ни левого (социалистического) поворота, ни правого (либерально-капиталистического). Будут пенсии мизерными, медицина платной, а высшее образование все более недоступным. Будет злобное НАТО подбираться к границам, и все этого страшно бояться. Нищета и богатство на полюсах. На одном — собачек будут возить частными самолетами, на другом — кушать или же уже не кушать «Доширак».

Для иллюстрации. Только что глава отнюдь не коммерческого, бюджетного и как бы правительственного ведомства почему-то просубсидировал миллионами рублей (!)свою секретаршу. Как будто в стране завались сколько свободных рублей, как будто он занимается тут страшной коммерцией, принося немыслимую пользу людям. Напротив, стоимость взятки правоохранительного генерала достигла пяти (!) миллионов долларов. Таков стиль отношения служивых к службе, обществу и государству. Иными словами, остается все та же государственно-бюрократический монополия, где, в соответствии с заветами дедушки Ленина, управлять наконец научилась и каждая секретарша, слившись в экстазе со своими боссами. Хуже всего, что это план на следующие десятки лет, конца которых многие из ныне живущих уже не увидят.

Так что же нам делать?

А делать надо вот что. Кто хочет участвовать в тараканьих бегах, пусть бегает. Мы же не звери, ограничивать в правах никого не будем. Достаточно демократическое «Яблоко» все еще существует как почти системная партия, и спасибо ему за это. Пусть живет, здравствует и пусть будет вечно молодым Явлинский. Как оптимистично заметил коллега Михаил Соколов, нам нужны люди, которые донесут до нас информацию из первых рук, насколько там, в политических верхах, низах и серединах, все плохо. С профессиональной медийной точки зрения это очень понятно.

Однако те из нас, у которых отсутствуют перспективы что-либо выиграть в этой ситуации, должны подумать и о том, как снизить легитимность неумолимого результата. А это можно сделать только параллельным тотальным и бессрочным игнорированием всего процесса выборов, превращая это игнорирование в общественно-политическое движение. «Оборона дивана» в этом смысле хоть и хлёсткий, емкий и доходчивый образ, но, наверное, и не совсем справедливый. Ибо в тоталитарных системах неучастие в показухе не капитуляция, а подвиг. Что поделать, если иначе не заставишь воров и подлецов сесть за стол переговоров, вернуть нам свободу слова.

Они хотят, чтобы мы отдали им наши бюллетени? Подыграли? Так пусть выполнят минимальное, что от них требуется. Иначе любой их продукт пойдет с биркой «некондиционный». Или как теперь говорят — импортозамещенный. И будет что моча после допинга. Thank you for your attention and cooperation, как говорят в самолетах.

Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС



Версия для печати

Tags: ,

Leave a comment