?

Log in

entries friends calendar profile ПОЛИТ.РУ Previous Previous
"Отечественные записки" Сергея Митрофанова
Публикации в СМИ и те, что не пропустила цензура
Оригинал взят у natali_ya в "Если Евтушенко против колхозов, то я – за."
Я уже не раз писала о том, что мы часто цитируем великих, а цитата-то не совсем верна или даже совсем не верна, та же история с этой цитатой.

И те, кто любит Бродского, и те, кто испытывает к нему неприязнь, знают эту фразу, вторые, как вы понимаете, трактуют высказывание не в пользу поэта: вот, дескать, какой неприятный человек. То ли злопамятный, то ли просто злой. А вы знаете, при каких обстоятельствах была сказана эта фраза?
Довлатов "Соло на IBM":
"Бродский перенес тяжелую операцию на сердце. Я навестил его в госпитале. Должен сказать, что Бродский меня и в нормальной обстановке подавляет. А тут я совсем растерялся.
Лежит Иосиф - бледный, чуть живой. Кругом аппаратура, провода и циферблаты.
И вот я произнес что-то совсем неуместное:
- Вы тут болеете, и зря. А Евтушенко между тем выступает против колхозов ...
Действительно, что-то подобное имело место. Выступление Евтушенко на московском писательском съезде было довольно решительным.
Вот я и сказал:
- Евтушенко выступил против колхозов ...
Бродский еле слышно ответил:
- Если он против, я - за."

(Если бы я была в таком состоянии, а мне бы рассказали что-то про человека, которого я не люблю, я вообще бы на хер посла. Извините.)

Довлатов, между тем, к Бродскому очень хорошо относился, вот ещё несколько цитат из той же книги:

О Бродском:
"Он не первый. Он, к сожалению, единственный".

* * *

Помню, раздобыл я книгу Бродского 64 года. Уплатил как за библиографическую редкость приличные деньги. Долларов, если не ошибаюсь, пятьдесят. Сообщил об этом Иосифу. Слышу:
- А у меня такого сборника нет.
Я говорю:
- Хотите, подарю вам?
Иосиф удивился:
- Что же я с ним буду делать? Читать?!

* * *

Бродский:
- Долго я не верил, что по-английски можно сказать глупость.
1 comment or Leave a comment

СОБСТВЕННОСТЬ ИЛИ СВОБОДА?

21 ФЕВРАЛЯ 2017 Г. СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
ТАСС

Вышел тут у меня чисто теоретический спор. Даже не спор, а обмен мнениями. И можно было бы приберечь его исключительно для внутреннего пользования, если бы в конце концов он не подводил к самому животрепещущему: что есть Россия, куда идёт, почему здесь всё время так и что делать, чтобы было иначе. И как-то всё это уперлось в Трампа, и в то, как нам трактовать «лихие 90-е», и с чего начинать новую перестройку.

Восходит спор к таким общепризнанным историкам и философам, как Пайпс и Ахиезер. Причем выяснятся, что вполне можно стать доктринёром, их начитавшись. Суть же проблемы заключается вот в чем. Пайпс справедливо полагает, а Ахиезер с этим живо соглашается, что Россия разошлась с Западом по причине разных исторически установившихся отношений собственности. Ахиезер при этом добавляет, что, вписанные в культуру, эти отношения постоянно воспроизводятся.

В России власть создает собственность (раздавая её своим опричникам, слугам и фаворитам и отнимая ее у «диссидентов»). А на Западе наоборот: вот уже много веков собственность порождает власть. Суверенные или относительно суверенные собственники делают своих королей и создают с ними договорные отношения, а когда короли выходят из-под контроля, то их без всяких сожалений убивают и меняют на других королей.

Отсюда делается важный вывод, что Россия обречена всё время воспроизводить тоталитарную (авторитарную) власть, потому как культурой это вписано в мировоззрение народа и потому что нет и никогда не было тут нормальных собственников, могущих это переломить: то есть настоять на верховенстве свода договоренностей между самодержцем и собственниками над властью самодержца.

Ещё хуже то, что Россия отстает от Запада в этом понимании права лет эдак на тысячу. Причем за нижней границей этой «1000» там вообще мгла веков, там ничего нет, ничего не осталось и ничего до нашего времени не дошло, там чёрная дыра, в то время как на Западе — и это задокументировано — уже были право, суд, театр, литература и т.д. А внутри этой «1000» еще и произошла великая азиатская оккупация, которую некоторые теперь считают евразийским союзом комплиментарных народов — русских и монголов, а другие — по-прежнему игом, но во всяком случае от неё достались современной России поведенческие и мировоззренческие архетипы, породившие вождизм, ничтожество опричных и клановую (мафиозную) социальность.

Именно поэтому будущая либеральная революция, считают правые доктринеры, должна быть не за право, права человека — те повисают в воздухе, — а за собственность, собственников…

***

Все это кажется верным. И Ирина Павлова, переводчик и идеологический фолловер Пайпса, пишет в своем блоге «О России для умных и серьёзных людей»: «Опыт России показывает, что свобода не может быть учреждена законодательным актом, она должна вырасти постепенно, в тесном содружестве с собственностью и правом». Она отвечает таким образом одному из первых собственников новой России — Михаилу Ходорковскому, который, как ни странно, отметился следующей почти социал-демократической сентенцией:

«Говорить о защите частной собственности как о фундаменте, который необходимо «залить», прежде чем возводить остальное здание, – на мой взгляд, подход несколько ортодоксальный. Да, так было в Западной Европе, но на это ушли сотни (если не тысячи) лет. У нас в России сакральности частной собственности не существует по историческим причинам (во всяком случае, последние полтысячелетия). Опереться на то, чего нет и не было, – невозможно; ждать, пока эта сакральность сформируется, – у нас нет времени (да и процесс формирования сильно кровавый). Поэтому предлагается заглянуть в конец задачника и попытаться создать правовое демократическое государство путем согласия элит…»

«Путем согласия элит» — тезис, конечно, странный («колесо согласилось с тем, что оно будет вращаться»), но проблема заострена, на мой взгляд, исключительно точно: что первично — собственность или свобода? И если у России шанс изменить свою социальность, не прожив 1000 лет в иной социоэкономической парадигме?

***

Фото Серга Митрофанова.
Как этот чисто теоретический вопрос касается нас сегодняшних? На самом деле, самым непосредственным образом. Причем не только нас сегодняшних, но и нас периода «августовской революции», которая так и не нашла свое определенное место в исторического контексте. О ней по-прежнему много говорят, проводят конференции, но ясность, похоже, только убавляется. «Август» как бы проваливается вглубь десятилетий, так и не дав удовлетворительной версии «а что это было?».

Условно говоря, по отношению к «августу 1991 года» существуют три большие мировоззренческие группы.

Первая считает, что «три дня в августе» были апогеем великой и героической демократической революции (может быть, фазы или контрфазы Февраля 1917 года), которая, однако, задохнулась, по мере продвижения вперед. Сторонники этой точки зрения переживают лишь за ее спад и готовы снова и снова повторять ее в новых условиях. Несомненно, они — верный контингент Болотной площади и Белой ленты, живого кольца вокруг Исаакиевского собора. Контингент «Перестройки-2,3,4,5…» и так далее.

Вторая группа рассматривает «август 1991 года» как большую и трагическую ошибку, совершенную руководством страны и ее народом. Надо было делать все не так, считают они, пойти китайским путем, не разрушать экономику и не разваливать СССР, может быть, даже и не распускать КПСС. Во всяком случае, не сносить Берлинскую стену (по крайней мере, даром), не отпускать на волю Прибалтику и Грузию, а Украину с самого начала призвать к порядку. Эта группа просоветской ностальгии и ностальгии по имперской мощи, группа обиды на Запад. Из нее рекрутируются убеждённые антилибералы, консерваторы, так называемые государственники, короче — вся пропутинская клака. И она же поставляет добровольцев на Донбасс, подогревает глобальный конфликт между Востоком и Западом и подписывается кровью под «Мюнхенской речью».

Третья группа — сложная. Принадлежащие к ней считают «август 1991 года» результатом заговора. Одни — американского, другие — российского КГБ, совершенного с целью легитимировать статусы нынешних хозяев жизни. Или, может быть, заговором самой Истории, проклявшей Россию. Разведенные по полюсам нигилизма, эти адепты теории бесконечного хождения России по кругу «от оттепелей к заморозкам» (Ахиезер), совпадают в неверии в демократическую революцию (Павлова: «Я отношусь к узкому кругу тех, кто считает, что никакой революции в 1991 году, тем более демократической и либеральной, не было»), неверии в либеральный «университетский» прогресс, идеалы «голой» свободы, и заставить их «бескорыстно» бороться за демократический либерализм (даже если они ранее не любили КГБ, Сталина и не согласны с новой российской экспансией) практически невозможно. Зато они все понимают про собственность, понимают, что «августовская революция» ее разделила неправильно (неправедно наделив ею неправильных людей), и считают, что в любом случае ее нужно бы снова переделить в будущем, если мы хотим привести ситуацию в стране в относительный порядок. В международном плане они поддерживают правых популистов: Трампа — как вождя не ограниченного никакими рамками предпринимательства, Ле Пен — эту Жанну Д’Арк здравого смысла и национальной выгоды. Не романтики, но «рационалисты», они могут быть союзниками «либералов», когда речь идет об экономической эффективности (если мы придем к общему знаменателю по ее параметрам), и противниками, когда речь заходит о невозвратных затратах на права человека, особенно по отношению к «никчемным» мигрантам.

***

Фото Серга Митрофанова.
Сам я далек от того, чтобы в этом тексте дать какие-то всеобъемлющие ответы. Весы по гороскопу, я склонен видеть в том «августе» скорее окно возможностей, в котором реализовывались все сценарии одновременно. И сегодня я мучаюсь проблемой, с кем и с чем нам придется выйти завтра, что предложим политической молодежи? Но важно, однако, что теория неготовности России к либеральной демократии прежде всего на руку развитому путинизму, который, с одной стороны, тоже вырос из «августа», но, с другой, отрицает значение либерального десятилетия, когда революцию фактически делали не собственники, а либеральная интеллигенция на зарплате. Так же как и правые популисты, путинизм теперь может сказать: да у вас никогда ничего получится, нет предпосылок. Сначала мы все захватим, созреем как капиталисты, прокрутим свой «Ад на колесах», а через два-три поколения наши дети, может быть, дойдут до понимания права и прав человека, обучатся игре на фортепьяно. А вы — пока помолчите.

Действительно, мы, поколение «лихих 90-х», по большей части не собственники и никогда уже собственниками не станем. Когда мы росли, собственности попросту не существовало, а потом она утекла в другие руки. Что, однако, не помешало нам выйти к Белому дому и написать законы и Конституцию, открывшие дорогу новому русскому капитализму. Тем не менее, процесс развел нас и с «коллективным Чубайсом», переставшим казаться «нашим». Только в страшном сне можно представить, что передовой отряд за правовые либеральные отношения в России снова возглавят устроители залоговых аукционов. Или что тут на сто лет развернется «Дикий Запад» с отстрелом слонов ради бивней, то есть с хищническим отношением к природе и человеку. Тем не менее, ментально именно мы и есть тот современный Запад, который все это УЖЕ прошел. Мы подсмотрели в конец задачника. Безусловно, было бы лучше, чтобы там было написано «собственность и свобода», но если вопрос встает «или-или», — то мы выбираем свободу. При всем уважении к капитализму как к высшей стадии советского социализма, очевидно мы с самого начала будем только за ту собственность, которая ограничена цивилизационными рамками современного права. А для этого с самого начала надо бескорыстно побиться за «голые» права человека и гуманизацию нашего общества…

Как бы споря со своими же собственными фанатами, тот же Пайпс в книге «Два пути России» написал:

«Таким образом, история России показывает, что частная собственность является необходимой, но недостаточной предпосылкой свободы. В последние полтора века своего существования царский режим неукоснительно соблюдал права собственности сначала на землю, а затем на капитал. Так, декабристы, дворяне, принадлежавшие к ряду самых знатных аристократических семей России, после поднятого ими в 1825 году восстания против царя были подвергнуты казням и ссылкам, но их поместья остались нетронутыми, чего не могло бы произойти столетием раньше. Александр Герцен, эмигрант, который на чем свет стоит честил царизм в западноевропейской печати, не испытывал никаких трудностей с получением поступавшего через европейские банки приличного дохода от его поместий в России. А мать Ленина, у которой один сын был казнен за покушение на царя, а другие дети побывали в тюрьме и ссылке, до последних своих дней получала пенсию, назначенную ей как вдове государственного чиновника. Тем не менее, при всем уважении, какое царское правительство проявляло к правам собственности российских подданных, с их гражданскими правами оно считалось мало, а с политическими — вообще нисколько. Крепостные до их освобождения в 1861 году были просто живым имуществом, и помещики могли подвергнуть их порке, отправить в Сибирь на каторгу или отдать на всю жизнь в солдаты. Другие, включая дворян, могли быть в административном порядке задержаны и (в нарушение жалованной грамоты 1785 года) лишены свободы по подозрению в политическом преступлении. Свою возраставшую экономическую силу общество не в состоянии было обратить в гарантии личных свобод, потому что все рычаги управления находились в руках самодержавия».

Этот спор далеко не закончен. Я ставлю многоточие, а не точку. Но что я знаю наверняка: на марш памяти Немцова целиком выйдет первая группа, совсем не выйдет вторая и, может быть, выйдет кое-кто из третьей.

http://ej2015.ru/?a=note&id=30774

Leave a comment
ПОВЕРКА ДАДИНЫМ. ПАНОРАМА ФЕНОМЕНА
5 ФЕВРАЛЯ 2017, СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Этот сюжет недооценен. Оппозиционные СМИ отписались вяло, и их можно понять. Разве не банально, что очередного невиновного парня система закатала в лагерь? Совсем недавно, на памяти еще не ушедшего поколения, система закатывала в лагеря невиновных миллионами. Но, слава богу, сегодня — не вчера и режим теперь не столь жесткий, а мягкий, гибридный, как сказала бы мадам Шульман. Однако если чему удивляться, так, скорее, избирательности нажима, тому, что закатали одного лишь Дадина. Да еще для этого потребовались какие-то невнятные объяснения и оправдания со стороны нескольких влиятельных инстанций, а также целый процесс в Конституционном суде России. Точно, Шульман посчитала бы это большим прогрессом.

Лоялистская пресса писала тоже вяло. Очевидно, ей не улыбалось растрачивать снаряды лоялизма на оправдание явно сомнительной процедуры, видной даже невооруженным… прокурорам. С другой стороны, парень-то пострадавший — либерал без определенных занятий, из пятой колонны, так что туда ему и дорога.

Между тем казус получился интереснейшей, как слоеный пирог.

Один уровень: поверка дела Дадина российской Конституцией. Она как раз только что прошла при всеобщей смешливости наблюдателей. Наблюдателей смешило всё: и бубнеж одетых в мантии скучных персон, и нервозность постовых на улице, и неожиданные аргументы знатного юриста страны Барщевского, вдруг вспомнившего своего деда с правиламидобра порки.

«Прежде чем выпороть, — учил дед будущего кремлевского юриста, — надо несколько раз отшлепать». Эту максиму Барщевский запомнил с детства и озвучил сегодня в заседании Конституционного суда. Очевидно, Барщевский теперь полагает, что отшлепывания легитимизируют порку. Чем больше милых отшлепываний, тем и серьезная порка нормативнее, так сказать...

Второй уровень: как все это происходило. Имеется в виду, что зал в КС был забит не гражданскими активистами, обеспокоенными положением с правами человека в России, а в основном равнодушными студентами юрфаков, которым обещали за массовку зачеты. Что лично мне, например, живо напомнило сталинские процессы, на которые, если верить рассказам, слушатели приходили в судебные залы строем, строем же уходили, а подсудимых якобы уносили в белых балахонах без прорезей для глаз. Нет, в нашем случае заявителя, конечно, никто никуда не уносил. Его попростуне принеслина заседание не пригласили, как лишний элемент в настоящей дискуссии. Да и студенты уходили не строем, а галдя и обмениваясь впечатлениями. Однако осадочек все равно остался.

И наконец, третий уровень и главный пласт: это поверка Дадиным российской Конституции, поскольку здесь на самом деле не только тестировалась жалоба Ильдара на предмет соответствия приговора районного суда Конституции всей нашей огромной страны. Но и самый главный закон всей нашей огромной страны тестировался на предмет, может ли он остановить порчу российского законодательства, если кому-то такая порча будет нужна и выгодна?

Забегая вперед, заметим, что этот тест российская Конституция, по-видимому, не прошла. Оказалось, что портить ее может кто угодно и как угодно, а у конституционных судей нет ни конституционных приставов, ни конституционных полицейских, чтоб отправить их разобраться с нарушителями. Да и признаться, не хватает им пассионарности кого-то куда-то отправлять, поскольку те, кто портит, те и платят нашим судьям зарплату и выдают им мигалки.

Впрочем, недавно появился еще один бонусный уровень.

С несколько неожиданной и парадоксальной стороны — из Сирии. Дело в том, что в разделенной Сирии мы пытаемся, как кажнтся, сделать нечто вроде «советской зоны оккупации», поскольку не зря же ее столько бомбили? И «гэдээровским» сирийцам в этой связи был предложен «советский» же вариант конституции, изготовленный специалистами из администрации российского президента. Согласно этому варианту, народ Сирии в российской зоне оккупации должен получить все законные права и свободы. А незаконные — ёк! — не получить. Странно, что официальные представители сирийского народа не пришли в восторг от российского варианта, посчитав его, наверное, слишком демократичным. Дикари, они не поняли своего счастья. Ведь что советская конституция, что нынешняя российская совершенно не ограничивают инициативу «избранных представителей народа», они могут совершенно спокойно чинить любые ущемления, ссылаясь на национальные особенности законности. Чему, собственно, и учит нас кейс Дадина.

Вернемся, однако, к существу первоначального вопроса.

Он, конечно, не в одной только проблеме конституционности статьи 212.1 УК РФ, которая была введена в июле 2014 года. И не в том, как так получилось, что молодой человек, который никого не убил, не зарезал и даже не разбил витрину, и вообще не причинил никому никаких страданий и неудобств, уехал в места отдаленные, как будто он кого-то убил или зарезал. И даже не в том, может ли сама по себе «повторность» неких незначительных правонарушений (которых, надо сказать, и не было и зафиксированы они с подтасовками) стать отдельным значительным правонарушением, логически оторванным от первоначальных незначительных правонарушений, зафиксированных с подтасовками. Ведь Дума и значительная часть прокурорского корпуса именно так и считают. Но также и в том, что является источником права в России и вообще?

Так или иначе, на этот счет существуют две версии, которые бьются на протяжении всей истории России как коршун с голубицей.

Первая: что источником права являются законы, которые принимают случайные психопаты в как бы парламентах. На нашем веку, как известно, они запретили усыновлять сирот, голодным, наоборот, приказали давить иностранных замороженных гусей бульдозерами и вплотную подошли уже к тому, чтобы арестовывать за хранение качественного сыра в холодильнике. И никакая Конституция им в этом бреде не помешала.

Вторая: что некие высшие принципы права главенствуют над местными законами, а законы, создающиеся в обход этих принципов, нелегитимны.

И хотя в российской юриспруденции, в основном, преобладают черные вороны суверенного отношения к праву и этике, отдельные либеральные юристы продолжают держать в уме голубиц, за что им низкий поклон. Иначе не объяснишь появление таких аргументов, как ссылки на невозможность привлекать повторно за одно и то же правонарушение («А если по новому закону, подписанному президентом?», «А если по новому закону, подписанному президентом, то можно») и апеллирование к каким-то заграничным практикам и кодексам «цивилизованных стран», которые на российской почве никак не укоренятся.

До некоторого времени такая позиция тоже казалась сильной, но в последнее время и в «цивилизованных станах» стала происходить какая-то неостановимая этикой порча, в силу чего выяснилось, что никакого высшего права, возможно, западная культура и не создала. Конечно, это открытие не прибавляет нам оптимизма — ни в данном процессе, ни в общем.


Фото: Игорь Акимов\Интерпресс/ТАСС

Tags: , ,

Leave a comment
ИСКУШЕНИЕ ТРАМПОМ
27 ЯНВАРЯ 2017, СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Есть такой древний сюжет, современному человеку, может быть, непонятный или понятный как-то искаженно. Однажды официальному представителю темных сил — дьяволу™ — пришла в голову идея искусить, соблазнить некоего бродячего проповедника. Идея, надо сказать, совершенно нелепая, потому что в нашем представлении тот праведник уже и так всем обладал. Ведь был он то ли сыном главного Бога, то ли вообще с ним одно сущее, во всяком случае, ангелы прислуживали ему, а это, согласитесь, неперешибаемое преимущество. Понятно, что у дьявола по этой причине ничего не получилось, а современники проповедника, его друзья и ученики восприняли этот сюжет как моральный императив.

Императив такой: придя в этот мир творить добро и спасение, недопустимо творить его с помощью взятки, с помощью каких-то сомнительных богатств и в обход предначертанных страданий. Не очень, конечно, это приятно, что нельзя обойтись без страданий, но ровно две тысячи лет назад консенсус установился такой, что все хорошее в нашем мире должно возникать исключительно в результате труда, подвига и самопожертвования, а вся мировая культура, все, что Лувре хранится, воздвиглось на этом согласии.

Поразительно, что продержался этот общественный консенсус ровно до самого последнего момента, а сейчас мы находимся в точке, когда он наконец начал давать сбои. Беру на себя смелось утверждать, что сегодня многие рассуждает экономически более здраво. Приходишь в этот мир делать добро? Прекрасно! Верим! Принято! Но стоит ли так уж противиться тому, чтобы использовать при этом предоставляемые шансом ресурсы — все богатства земные и правителей земли, находящихся в его подчинении? Разве ж не логично взять эти ресурсы и сделать в миллиарды раз больше, чем мог бы сделать какой-то бродячий проповедник?

Кто-то может решить, что кощунственно само предположение, что наш современник может санкционировать такой подход. Однако, по правде говоря, многие, закрывая нравоучительные тексты, именно так и рассуждают про себя. Одно дело читать и умиляться, другое дело действовать практически. К тому же этот сюжет мы воочию наблюдаем в истории с Дональдом Трампом и его возвышением. Смотрим его сегодня на всех мониторах, на всех экранах домашних телевизоров, запасаясь попкорном.

Ибо выглядит это так. Жил да был некий не слишком обремененный философией девелопер. И сидел он в золотой башне, в которой был истинный версаль. Всего-то у него было с избытком, даже замок ремня безопасности в его машине и тот, говорят, был из чистого золота. Но захотелось ему странного — сотворить что-то поистине великое. И самое любопытное, что все это быстро устроилось — во многом благодаря силам зла (во всяком случае, русские хакеры явно были недобрыми). Так что вскоре удалось ему присоединить к своей золотой башне ресурс самого мощного в мире государства («все богатства земные») и полномочия самого начальственного кресла («власть над всеми царствами и славу их»). И приступил он к творению.

Чем кончится эта притча, нам, конечно, пока неизвестно. Настойчивые пожелание «Дайте ему хоть что-нибудь сначала сделать!» — разумны. Возможно, что сегодняшняя критика Трампа — это действительно сумасшествие, как не устает повторять Ирина Павлова, переводчик Пайпса и автор великолепной книги «Механизм сталинской власти». Но несомненно, что мы уже видим, как древний сюжет реализуется в альтернативном варианте. Не только сам Трамп поддался некоему искушению выгодой — он же теперь будут раздавать контракты! — но искушению выгодой поддались также и народы мира, почти половина той же Америки (по данным Gallup, где-то сорок с лишним процентов) и особенно путинская Россия.

Трамп — это Спаситель (наоборот), как идентифицировал его один корреспондент в ветке у внука Молотова, чему мы тоже не должны особенно удивляться, и фрагмент настолько прекрасен, что приведу его почти полностью:

«Трамп… вместе с ним победил и весь народ США и не только! 100 лет спустя после 1917 года социальную революцию начинает правящий — Президент США!!! По сути, Трамп объявил о начале строительства социального государства! — государства для простого народа США! Государства с новыми общественными задачами, где экономика работает на каждого простого гражданина США! Трамп говорит о том, о чем думают и мечтают граждане США — возвращаемся к реальной экономике, воссоздаем промышленность и рабочие места!».

Иными словами, Трамп, по-нашему, это почти что Ленин, что, собственно, и вскрывает суть обольщения. Ведь это обольщение суперпростыми решениями. Ленин делил «награбленное», и это воспринималось нищей Россией на ура, по крайней мере, до тех пор, пока «награбленное» не было проедено. И Трамп тоже делит, делит самозабвенно, быстро, решительно, невзирая на миллионный протест.

Медстраховку для 30 млн человек он собирается отправить в далёкую неизвестность. Зато петля социальных налогов якобы не стянет шею преуспевающего класса. Ведь офисная молодёжь нигде в мире не думает о том, что когда-нибудь станет старой, больной, разведенной, обремененной детьми и больными родственниками и что где-то есть… неофисная молодежь.

За пять минут он перекраивает тихоокеанское партнёрство, которое готовили предыдущие восемь лет. Зато якобы будут делаться новые выгодные двусторонние соглашения, и тысяча чиновников в это активно включатся, улучшая свое благосостояние. Я далек от мысли, что делает он это в пользу приятелей или в пользу Китая, как ничтоже сумняшеся полагает Виталий Портников, но ясно, что взращенная договорная ткань международных обязательств будет потревожена, а мир без этой ткани гол. Как гол он, наверно, будет без Евросоюза. Про который Трамп говорит, что ему абсолютно «до лампочки» единство ЕС.

Росчерком пера Трамп снимает запрет на строительство нефтепроводов «Кистоун» и «Дакота эксесс», а последний идет по земле племени Сиу. Но что нам природа и кто такие эти сиу («Знать не знаю, кто такие эти туркоманы», — так сказал один владыка на другой стороне земного шара) и должны ли мы с ними считаться? Вопрос не столько экономический, сколько, наверно, этический. Но разве не белый человек им построил школы, имеется в виду для тех, кого не прибил в результате экспансии? Особенно прекрасно, что мы, похоже, в этом случае на стороне Трампа («всех слушать, как бы Америка проложила свои железные дороги?»), а вожди… ну, заклеят их взятками, будут только довольны, коррупция в мире растет.

От экономических воззрений нового властелина мира тоже отдает «ленинизмом». Декларативный НЭП Трампа прост: вернуть заводы и фирмы назад в метрополию, дешевых китайских и мексиканских рабочих уволить, нанять своих дорогих американских, а затем быстро обогнать весь мир. И чтоб в Америке все ели кукурузу только от американского фермера, а во Франции — чтоб ели артишоки только от французского фермера и чтоб всякие польские крестьяне, мигранты и беженцы не беспокоились. Все копеечки, центики в дом, а центик, как известно, доллар бережет.

И неважно, что бизнесмен Трамп все это не вполне всерьез. Он же понимает, что обогнать можно только удешевлением производства, а не удорожанием, что патернализм — это не рынок и рынком будет наказан, что, не поделившись с мигрантом, ты только обеспечишь террор новыми рекрутами. Но он искушает этот мир идеей раскрепощенного эгоизма: говори и делай, как выгодно тебе в настоящий момент, а будущие поколения сами как-нибудь разберутся. И многим это очень нравится, и все «царства земные» приветствуют нового Мессию.

Фото: DPA/TASS

Tags: , ,

Leave a comment

«не припомню случая, чтобы ЦРУ когда-нибудь обмануло советский народ…»



1238159532_big

ДОВЕРЯТЬ ЛИ НАМ ЦРУ ИЛИ… ЛИОНУ ФЕЙХТВАНГЕРУ?

ТАСС

Пока весь мир обсуждает кейс русских хакеров, в России обсуждают достоверность доклада ЦРУ. Это главная тема, главный акцент. У нас же — вы помните — повальное критическое мышление, отточенное десятилетиями. Мы никогда не верили спецслужбам. Мы никогда не допустили бы кадрового спецслужбиста не то что до гражданского государственного поста, но и до микрофона, до артикулирования какой-либо политической философии (это я, правда, заговорился). Но ведь и вправду, как можно верить докладу, в котором две части — одна публичная (бла-бла-бла) для широкой публики, а другая секретная — для имеющих доступ? Что нам легче всего предположить? Что релевантной информации нет ни в первой части, ни во второй. Первая ссылается на вторую, а читатели второй делают непроницаемое лицо и поднимают кверху палец, намекая на большие дела. О, знаем, знаем эти ваши приёмчики!

Проблема, однако, в том, что если мы не верим спецслужбам, то в основном исключительно своим, произросшим из КГБ, который в свою очередь произрос из НКВД, имевшего штат внутренних шпионов и провокаторов и занимавшегося ловлей россиян, тогда их назвали «советскими». Этой спецслужбе у нас действительно нет никаких оснований верить, и, более того, я бы сказал: полезней не верить. Полезней больше не подпускать к рычагам управления страной. А если все-таки разрешить ей обеспечивать безопасность страны (куда деваться — совсем без спецслужбы нельзя), то строго в контролируемых демократической юстицией рамках.

С ЦРУ же, однако, другая история.

Спору нет, в ЦРУ тоже ребята жёсткие и на многое готовые. Это мы знаем из кино. Один «Козерог-1» чего стоит. Да и как они ловко всех надули с высадкой на Луну?! Сняли все в павильоне и выиграли на этом холодную войну. Но тут есть тонкий момент: если наше НКВД-КГБ врало 70 лет и уничтожило миллионы людей, то я что-то не припомню, чтобы что-то соразмерно плохое нам сделало их ЦРУ. Более того, я не припомню, чтобы где-то оно нам очень наврало.

«Врало» про сбитый «Боинг» над Сахалином в 1983 году, а потом оказалось, что и не врало совсем. «Врало» про диссидентов, Берлинскую стену, польскую «Солидарность», Солженицына — и все это оказалось такой правдой, что даже посмеяться не над чем. Я действительно не припомню случая, чтобы ЦРУ когда-нибудь обмануло советский народ. Даже о доставке ракет на Кубу и попытке коммунистических вождей устроить ядерный Апокалипсис оно доложило точно и исключительно вовремя. Ну а если в конце концов оно развалило СССР и укокошило КПСС, то лично я даже спасибо скажу: оно выполнило работу, которую должны были выполнить сами россияне.

И вот это несчастное ЦРУ теперь трубит о русских хакерах, которые якобы вмешались в избирательную кампанию США и что-то там подкрутили, чтобы обеспечить победу лучшего на теперешний момент друга России Дональда Трампа. Мол, Трамп бы и так, конечно, победил, это ясно, но было бы не 86%, а только 52%, а Россия все делает с запасом. И все наше критическое мышление, которое, видимо, спало целую тысячу лет с крещения князем Владимиром, тут же проснулось. Этого не может быть! Не может быть никогда!

Почему этого не может быть?

Ну, во-первых, потому что в Америке демократия, а американцы — ответственная нация, даром что дали себя надуть с высадкой на Луну. Даром что выбрали не Клинтон, а Трампа. Даром что обмишулились с «Минском-2» и проглотили «Крымнаш».

Во-вторых, потому что это наверняка черный пиар и проделки гнусных либералов. Они и у нас-то гнусны, а в Америке гнусны вдвойне. Не только право-левые издания в России отметились утверждениями, что теперь демократическая администрация, поддерживающая Хиллари Клинтон, скорее всего жжет архивы и уничтожает компромат, как немцы перед падением Берлина или бериевцы после смерти Сталина. («У администрации Обамы осталось 9 дней, чтобы уничтожить мир», — 11 января твитнула Мария Захарова.) Но даже такой признанный специалист по Америке вполне себе американец Владимир Абаринов в запрещенных в России «Гранях» и тот высказался, что доклад ЦРУ — туфта, «ровным счётом ничего не доказывает».

В-третьих, это уже отметила европейская «Медуза»: дескать, в докладе цэрэушники сослались на Владимира Жириновского, а мы-то ты знаем, что он — клоун всея Руси. «Как можно делать выводы о намерениях России, основываясь на словах Жириновского?». Просто убила «Медуза» этим аргументом…

В-четвёртых, Россия не настолько сильна, чтобы тягаться с Америкой. Товарищ Путин вряд ли рискнул бы так сильно подставляться, чтобы потом ждать «ответок» в виде новых санкций и пополнения списка Магнитского. «Нынешняя ситуация (то есть интерпретации в стиле ЦРУ. — С.М.) отличается какой-то полной, внезапной и прежде не виданной утратой чувства пропорций», — комментирует эту ситуацию А. Баунов от имени Московского центра Карнеги, вроде бы откровенно проамериканской организации и откровенно «иностранного агента». Хотя на самом деле он не дурак или провокатор, он просто боится оказаться в мире без противовесов. Его «чем заполнится пустота?» — это скорее испуганный вопль, а не предложение действовать правительству РФ.

Тем не менее, об утрате чувства пропорций в политической Москве говорят, хотя и с известным подмигиванием. Оно сродни подмигиванию по поводу Лугового и его якобы успешной акции в Лондоне. Луговой, конечно, никого не травил — это одна известная пропорция, но почему-то именно за то, что травил, стал депутатом Думы и получил орден (формально за развитие парламентаризма) — другая известная пропорция. Так и в нашем последнем случае: Путин, конечно, не вмешивался в американские выборы (подмигивание), но поздравления от клоуна всея Руси Жириновского почему-то принимает вполне благосклонно.

«Ну, здрасьте! — написал мне на это френд по фейсбуку. — Жириновский — лидер самого, наверное, успешного проекта КГБ — “Либерально-демократической партии России им. Жириновского”. Если он поднимает бокал шампанского за победу, это что-то да значит. К кому же ещё серьёзно относиться, как не к публичному представителю настоящей правящей «элиты»?»

Таким образом, доверять ли нам ЦРУ или прогрессивной интеллигенции вроде Сноудена — такого умного насчет угроз со стороны своего Большого Брата и такого глупого насчет угроз со стороны Большого Брата чужого. Или международного Дон-Кихота Ассанджа, невесть откуда черпающего материалы для своего WikiLeaks. Или американского Михалкова — заслуженного режиссера Оливера Стоуна с его демократическим взглядом на вещи и популяризацией того же Сноудена. Или канадско-американских блогеров, публикующихся в «Свободной прессе». Или Марии Захаровой, последовательно превращающей Обаму в Бен Ладена. Очевидно, это вопрос не столько логики и информированности, сколько мировоззрения и исторического опыта. С таким же успехом мы могли бы спросить: а стоило ли нам в свое время доверять Лиону Фейхтвангеру и его честному репортажу из Москвы 1937 года? Иными словами, спроси «Кому ты больше доверяешь?», и я скажу, кто ты.
Фото: 10.01.2017. США, Вашингтон. Уходящий с поста директора ЦРУ Джон Бреннан выступил с докладом о российской Разведывательной деятельности на слушаниях в комитете Сената США по разведке. Cliff Owen/AP/TASS


Tags: , ,

Leave a comment
ИТОГИ БЕЗ ИТОГОВ И ИТОГИ С ИТОГАМИ

АР/ТАСС

Когда я только задумывал статью про итоги 2016 года, мне сначала показалось, что это будут «итоги без итогов». Ведь мы — все те, кто когда-то связал свою судьбу с либеральным проектом — находимся все там же, в том же месте и в том же кругу проклятых вопросов. Буквально как в прошлый год, как в позапрошлый.

Эти вопросы: Крымнаш — Крымненаш. И как (главное!) ужиться в одной стране двум социальным партиям, которые позиционируются прямо противоположным образом. Путин «уйдет — не уйдет», то есть начнется ли назревшая трансформация режима и что (главное!) произойдет за дверью этой трансформации, возможно, что ничего хорошего. И конечно, проблема «национальной идентичности». Я не люблю это избитое выражение, тем более что в массе своей население совершенно не озабочивается какой-либо идентичностью, скорее озабочивается проблемой «Боярышника», но что собирается взять наша политическая элита за модельную основу своей идеологии — николаевскую империю ли, Советский союз, антизападный интернационал или особость русской цивилизации, — такой вопрос по-прежнему неразрешим. Даже явление Навального по классической схеме «бодался теленок с дубом» не только не разбавляет эту безытожность, сколько еще больше ее подчеркивает. Ибо ожидается, что игра Навального в конкуренцию с Путиным будет иметь значение лишь ряби на воде, и хотя оптимисты продолжают предсказывать за ней Большую либеральную волну, совершенно очевидно, что если она и поднимется, то за горизонтом прогнозируемых событий. А это все равно как «не поднимется совсем», то есть многие не дождутся.

Однако Россия — это не весь мир, она всего лишь плавает в бульоне, который называется «весь мир», а там, как ни странно, очень многое сдвинулось в последнее время, что, возможно, окажет и критическое воздействие на Россию. И вот тут начинаются настоящие итоги. Прежде всего они в том, что в США избран новый начальник мира — Дональд Трамп.

Признаюсь, среди моих знакомых есть как российские и американские сторонники Трампа, так и те, кто пришел от его избрания в полный ужас. Это опять же две партии, но уже разделившиеся на глобальном уровне. Так, сторонники Трампа указывают на то, что его вынесло наверх протестное (против мировой либеральной бюрократии) голосование и что Трамп будет олицетворять новый прагматичный подход, возвращение к здравому смыслу, возвращение Америки в себя, эдакую новую народность. И что все деньги, мол, тогда останутся дома, а на остальных Америке будет плевать.

В свою очередь противники Трампа сомневаются в «народности» миллиардера-застройщика и перечисляют ляпы трамповской риторики, а также обращают внимание на восторг Кремля данным исходом американских выборов. Ведь не секрет, что расистскую Россию, усматривающую теперь духовные скрепы аж в крепостном праве, чернокожий интеллигентный президент США, ну, никак не устраивал. Зато не стесняющий демонстрировать свой хамоватый эгоизм Трамп кажется своим парнем, «таким же эгоистом, как и мы», тем более что он вроде бы собирается сворачивать американскую экспансию. Так это или не так, еще, конечно, неизвестно, но пересменка в Белом доме наделала немало вреда. Ведь само по себе ожидание, что мировой жандарм может отойти от дел, уже спровоцировало панику в Европе («Америка нас кидает!») и сподвигло варваров с Востока приступить к захвату образовавшихся пустот. И Крымом это явно не ограничилось.

В исторически коротком диапазоне Россией было манифестировано военное присутствие как на дальнем Севере — в Арктике, так и там, где гораздо теплее — в Сирии. В той или иной степени Кремль вмешался (по крайней мере, представил события так, что вмешался) в процесс формирования новых элит в Америке и Европе, везде поддерживая «таких же эгоистов, как и мы». Нет нужды лишний паз упоминать, что брекзит и центробежные процессы в ЕС были объявлены кремлевскими пропагандистами прогрессивными. А санкции в ответ на захват, протесты против бомбежек, помощь беженцам с Востока, которых вытеснили из своих домов бомбежки, — деструктивными. «Идиотизмом правящего класса Европы» — сентенция от декана Третьякова. Но не потому, что в Кремле, в России, очень любят простых американцев и простых европейцев и желают им только добра, защищая их суверенность друг от друга и от потерявших кров голодных беженцев, а потому, что распад европейских институтов, развал евроатлантического альянса открывают простор для создания институтов евразийских.

Как ведь здорово: вместо США будет мировым жандармом РФ! Вместо ЕС и НАТО — какой-нибудь евроазиатский союз со штаб-квартирой в Астане. Сюда еще Иран и Турцию присоединим в перспективе закрепиться в Царьграде. Эрдоган ведь вполне наш человек, не гляди, что однажды сбил самолет, а мы ему грозили атомной бомбой. То есть своих несогласных он мочит, совсем как «наш». Дутерте с эскадронами смерти тоже якобы просится на орбиту РФ, грозя стать для Америки новым Кастро. Ближайшие цели — Германия (Меркель) и Франция, там отбоя нет от правых националистов, только бы они не передрались между собой, пытаясь протиснуться в узкую щель власти. Вредно европейскую империю восстанавливать, а российскую — сам Бог велел.

Это внешняя итоговая рамка событий очень мощная. Хотя, возможно, российская экспансия («Мы сильнее любого агрессора») всего лишь фокус умелого иллюзиониста и попытка приписать себе очки за естественное старение и деградацию западных демократий. Так обычно поступает запрещенная ИГИЛ. Однако иллюзии правят миром, и за иллюзии приходится расплачиваться. В военное величие России поверили бойцы. Одни бросились в атаку, другие затаились в окопах, ожидая всесжигающего вала огня. На прибалтийском направлении численность армии РФ превышает в два раза численность контингентов ФРГ, Польши, Швеции, Финляндии и стран Балтии вместе взятых. Количество танков — в два раза, количество БМП — в 2,5 раза, систем залпового огня — в 3 раза, боевых самолетов — в 2,5 раза. Зачем? Непонятно. Тем временем гальванический рывок России в разные стороны с истощенными ресурсами и понты уже привели к тому, что обычные россияне стали мишенью — впервые после двух десятилетий показной вполне сибаритской европейскости. Они гибнут, второсортно и невкусно едят, режим их использует как заложников. Ракеты, самолеты, вертолеты, спутники продолжают падать, как будто бы на них не действует мем «мы — самые сильные». Стреляют в посла, на свою беду символизировавшего поднимающуюся с колен империю. Сирия превращается в Афганистан позднего СССР. На самом деле Россия, может быть, и действительно сильнее любого внешнего агрессора, но его еще надо поискать, чтобы это проверить, а внутренняя жизнь России крайне слаба. Здесь нищие, спад, пьют стиральный «Боярышник» — за неимением Famous Grouse с куропаткой на этикетке, выбрасывают детей из окон, сажают в тюрьму за посты. А то и вообще — кто-то найдет канистру на свалке и тоже употребит. Одним словом, суицидальная нация.

И тут вдруг закрадывается подозрение, что, может быть, нам и не стоит ждать Большой либеральной волны и гиганта Навального, обычная рябь на воде в любой момент способна опрокинуть эту изношенную реальность. Готовьтесь.

Фото: 08.09.2016. Во время предвыборной кампании кандидата в президенты США от Республиканской партии Дональда Трампа в штате Огайо. Evan Vucci/AP/TASS

Tags:

Leave a comment
Оригинал взят у aillarionov в Взятка на 10,5 млрд. евро? Путин и Сечин подарили Трампу 19,5% акций «Роснефти»?
Доклад отдела разведки, 2016/134, 18 октября 2016, с. 30:
2. Что касается содержания разговоров, то помощник СЕЧИНа сообщил, что президент «Роснефти» настолько заинтересован в снятии западных личных и корпоративных санкций, наложенных на компанию, что он предложил помощникам ПЕЙДЖа/ТРАМПа в обмен брокеридж на 19 процентов (приватизированного) пакета акций в Роснефти. ПЕЙДЖ выразил интерес и подтвердил, что если ТРАМП будет избран президентом США, то тогда антироссийские санкции будут сняты.

Read more...Collapse )
Leave a comment

1431814521-11270540_10153040365443411_7596706949775460975_oИсторики никогда не обойдут эту сцену, настолько она классична, архетипична и соответствует всякий раз воспроизводимому мифу. Это миф о Тиране и поэте; о Тиране и народе; о Тиране и мудреце. Говоря философски, о власти силы и власти ума.

Корни этого мифа показал булгаковский апокриф о Пилате и Иешуа. Исторический анекдот о Нероне и рабе (хотя на самом деле там был не раб, а секретарь, советник по прошениям Эпафродит). Школьный стих о Ленине и печнике. Диссидентские пересуды о телефонном разговоре Сталина и Пастернака. Мемуары и газетные вырезки о встрече Хрущева с писателями. Наконец, только что появившийся репортаж о диалоге президента Путина и режиссера Сокурова. В нашем сегодняшнем существовании этот кейс стоит всех предыдущих.

Но миф никогда не калькирует себя. Пилат меланхоличен и беседует со странствующим гуманистом как бы нехотя. У него болит голова, он заложник своего политического статуса, кресла. Точно такой же заложник исторических обстоятельств Нерон. Не гуманист, он убеждается в гибельности своего пути, но вынужден доигрывать роль самодура. Заложник идеи Ленин — на подъеме, а его контрагент как раз не в курсе, чем кончится их трудовой и общественный альянс в большой истории. Привычный мир печника благодаря Ленину скоро рухнет, но Ленин перед смертью задумается об исторической правде свободного печника. Надо заметить, того печника, которого он извел во многом своими руками.

Сталин — вещь в себе, глыба мрамора или бетона, неподконтрольная этике сила, порожденная катастрофой. Командор, протягивающий руку Поэту. В результате Поэт будет унижен и растоптан, утащен в Ад. «1:0» в пользу Сталина! — воскликнем мы, ведь с таким счетом закончится их разговор по телефону в 1934 году. Хрущев, наоборот, будет топать ногами, изображая Нерона; но на самом деле искать опору в «мудрецах», которую не найдет, потому что всех растоптали уже до него. Со всех сторон мы опять подходим к Путину и Сокурову…

Во всех названных случаях общее то, что тираны кажутся сами себе и своим современникам безусловными владельцами истины. Во всяком случае, ее безусловными распорядителями. А «мудрецы» не до конца уверены в том, что они чем-то владеют, легко сбиваются с толка. Но потомки постфактум отдают предпочтение мудрецам, а тиранов почитают за нерадивых школьников в школе Истории. Пусть грезился современникам особый надмирный характер тиранической власти, значение которой недоступно простому смертному наблюдателю, хотя этот наблюдатель — всего лишь человек своего времени.

Персонаж повести Алданова «Святая Елена, маленький остров» случайно встречает Наполеона, рассеянно бросающего камешки в воду. И в ужасе убегает, поскольку сразу же ощущает несоизмеримость масштаба задач своих и задач Владыки полумира.

«Александр Антонович постоял с минуту в оцепенении, затем на цыпочках бросился назад. Он почти бежал, не говоря ни одного слова. “Какой вздор!.. Какой жалкий вздор были эти мечты: карьера, заговор, Пестель, Нессельроде!.. Этот человек, кидающий камешки в воду, был владыкой мира… Все пусто, все ложь, все обман…”»

Те же чувства у мелкого заневского чиновника по имени Евгений, который даже не встречается лично с персоной неограниченной власти, а имеет дело лишь с ее монументальным изображением, бронзовой куклой, тем не менее, ощущает себя ничтожной жертвой ее гибельного Проекта, который и должен утвердить трансцендентный смысл. И вот мы снова приблизились к Путину и Сокурову…

Вроде тут все просто и все знакомо, и опыт нам подсказывает, как препарировать сюжет. Действительно, есть «мудрец» — режиссер Сокуров. И есть «тиран» — владыка полумира Путин. Режиссер самолично встречается с персоной власти, и мизансцена находит себе место на заседании Совета по культуре и искусству. Там происходит совещание Начальника всей страны и деятелей кинематографа, почти как в кейсе «Хрущев и писатели».

Во время оного совещания Мудрец молит за своего проштрафившегося коллегу: «Умоляю вас, найдите решение этой проблемы». А коллега, надо попутно сказать, не нашел ничего лучше, как поджечь деревянное крыльцо партии власти — «Единой России». За это он получил 20 лет лагерей — сразу скажем, чудовищно много. Тиран же сбивает Мудреца на разговор о… «Фаусте», то есть о фильме мудреца. (Сначала Фауст продал душу дьяволу, но посвятил свою жизнь улучшению жизни подданных императора, за что был прощен.)

Для непосвященных сцена получается странная, как в абсурдном скетче. Один молит о гибнущем коллеге («Евгении»), другой корит художника «Фаустом». Некоторое время они говорят асинхронно. Один — о том, что не по-христиански закатывать на двадцать лет лагерей молодого человека всего лишь за неосуществленное намерение (взорвать памятник Ленину), а другой — чего ж вы «Фауста» на русский язык не перевели, когда мы вам на это денег дали?

То, что разговор идет не по телефону приватно, как у Сталина – Пастернака, а публично в прямом эфире, ничего для О. Мандельштама – О. Сенцова (несчастный молодой человек) не меняет по существу. Это все тот же спор неограниченной власти и угнетенного духа. Хотя кончается вроде бы много лучше, чем в 1934 году. Владыка полумира благодарит Мудреца, что тот ему напомнил о какой-то козявке, и обещает иметь в виду, не расшифровывая это выражение. Однако, как и в 30-х, коллега Мудреца продолжает сидеть.

Лучше всего этот эпизод опишет потом поэт Дмитрий Быков.

Вообще-то в прозе наш Быков, скорее, сибарит, иногда легковесен и непринципиален. Но в стихах он обычно очень точен и четко выводит читателя на главную тему. В данном случае, на тему христианского милосердия.

Эту сцену Быков ведет от «мольбы». Мольба — главный ключ к его стихотворению.

«На такие мольбы / Отвечают обычно обсценностями, / Но владея собой, / Многолетней борьбой умудрен, / — Но не можем же мы / РУКОВОДСТВОВАТЬСЯ ХРИСТИАНСКИМИ ЦЕННОСТЯМИ! / Есть решенье суда, — / Отчеканил анапестом он».

При этом мы прекрасно понимаем, что если бы в реальной жизни Мудрец попробовал настоять, то, скорее всего, получил бы от Тирана «афронт», как Иешуа, Пастернак, скульптор Эрнст Неизвестный. Но умоляя, он загонял Тирана в ловушку. Отбиться Тиран мог только этикой более высшего, чем христианские ценности, порядка.

Что за «этика высшего порядка»? Что за ерунда? Неужели таковая существует? Существует, — уверен спикер официозного телевидения Дмитрий Киселев.

Смысл его телевизионной проповеди в том, что Руководитель империи надмирен и неподсуден обычному суду. Он думает о миллионах, миллиардах людей, часть которых, не раскисая, имеет право послать даже на смерть, чтоб защитить некое Благо, в том числе и ради неразумного гуманиста — Мудреца.

«Режиссер Сокуров на работе имеет дело с художественными образами, а работа президента Путина — это принятие трудных решений, когда больно будет какой-то стороне в любом случае и надо выбрать, какой и в какой степени…»

Безусловно, это ницшеанство. Такое же, как у Кнута Гамсуна в позапрошлом веке:

«— Да пусть Уле Нурдистуэн (арестованный Сенцов) провалится в тартарары!.. — кричу я (Дмитрий Киселев). — Уле Нурдистуэну нечего делать в этом мире, его удел — бессмысленно слоняться до тех пор, пока его не хватит кондрашка. А значит, чем скорее он даст дуба, тем лучше. Уле Нурдистуэн существует только для того, чтобы удобрять собой землю, это тот солдат, по которому проскакал на своем коне Наполеон. Вот кто такой Уле Нурдистуэн, да будет вам известно! Уле Нурдистуэн, черт меня подери, даже не начало, а уж тем более не итог, чего бы это ни было, он даже не запятая в книге жизни, а мушиное пятно на бумаге!.. Вот что такое Уле Нурдистуэн!..» (Кнут Гамсун. Мистерии. 1892 г.)

Снова Сенцов — мушиное пятно. Снова Путин — надмирная сила. Снова Сокуров — мудрец, но действующий в парадигме устаревающей и вот уже списанной в утиль этики. Противопоставить новому ницшеанству нечего. Мы, современники, сегодня с победой всяких «трампов» оказываемся беззащитны перед идеей сверхсущества, которому позволено все.

Впрочем, современники Нерона не судили тирана столь строго, как потомки. И совсем не выглядели столь изумленными преступлениями своего правителя, как поколения, пришедшие им на смену, — замечает исследователь Нерона Эжен Сизек.

А поезд Истории неумолимо нас тянет вперед, и в окна вагонов уже заглядывают новые поколения. За ними все равно решающая оценка.

http://gefter.ru/archive/20355
http://mayday.rocks/?p=27162

Tags: , ,

Leave a comment
Оригинал взят у aloban75 в Реформа 1861 года была де-факто ограблением крестьян. Сравнение с отменой рабства в США
Оригинал взят у arctus в "Реформа 1861 года была де-факто ограблением крестьян". Сравнение с отменой рабства в США

Дмитрий Анатольевич Медведев на праздновании 150- летия Крестьянской реформы заявил следующее: «Александр II как великий реформатор знал, что Россия должна встать в один ряд с другими европейскими государствами. Он понимал, что свобода ей нужна, что свобода России кровно необходима… И крепостное рабство в нашей стране было ликвидировано — кстати, раньше, чем во многих других странах, включая те же самые Соединённые Штаты Америки».
Независимый аналитик, экономист, публицист
Александр Айвазов сравнил эти два феномена – отмену крепостничества в России и рабства в США. Итак,

КОГДА И ПОЧЕМУ РОССИЯ ОТСТАЛА ОТ АМЕРИКИ?



Read more...Collapse )



Tags: ,

1 comment or Leave a comment

уж не эффект ли это «укуса Путина»?..



СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ:

СТРАДАНИЯ ПО ЦЕНЗУРЕ

ТАСС

О цензуре в России бытуют три распространённых суждения.

Первое: некоторая цензура нам все-таки не помешает. Например, этическая. Чтобы были четко очерчены этические границы творчества. Да и вообще в советское время цензура хоть и была, но она не мешала тому, чтобы создавались великие произведения, скорее этому способствовала, держа творца в тонусе. А в антисоветское время ее вот нет и творцы выдают пшик. Поэтому, чтобы не было пшика, творцов надо немножко поприжать.

Второе: в современной России цензуры нет и никогда не было, в смысле, после 1991 года. Поскольку она не конституционна, а мы чтим Конституцию. Поэтому свобода слова у нас абсолютная, каковой нигде и никогда в мире не наблюдалось. А все разговоры о цензуре, которая якобы где-то действует, суть спекуляции алчущих дешевой популярности.

И наконец, третье суждение. Цензура есть, но не у нас, а у наших заклятых западных друзей, с чем, конечно, мириться никак нельзя. Так, недавно они приняли оскорбительную резолюцию — «поганую бумажку», как сказала о ней Мария Захарова, — практически приравнивающую деятельность авторитетных российских государственных СМИ к пропаганде ИГИЛ. И постановили противодействовать. Но, с другой стороны, разве ж это не является свидетельством того, что наши славные российские СМИ объективно освещают своим прожектором постперестройки темные уголки международных дел? В связи с чем президент России нашел время поблагодарить журналистов телеканала RT и агентства Sputnik за большую и результативную работу. Действительно, добиться того, чтобы вас приравняли к ИГИЛ, которого никакими силами не удаётся разбомбить, это, конечно, великолепный результат и огромный КПД.

Логика социальных систем, тем более такого типа, как российская, обычно склоняется к тому, чтобы все разнородные суждения свести к одному, интегрированному. Если не сказать, к национальной идее. Поэтому вряд ли кто особенно удивится, если политическая цензура в РФ вскоре будет считаться абсолютной свободой, а свобода (естественно, не в России, а за рубежом) — цензурой и покушением на свободу. Причем жить в этой оптике пропагандистам из государственных СМИ будет легко и приятно. Что касается идеологических картинок, печатаемых на главном кремлевском принтере, то в классификаторе они пройдут по статье «убеждения», которые, как где-то заметила Маргарита Симоньян, отстаивают ее работники, не жалея живота своего.

Однако проблема в толковании сей образовавшей коллизии, несомненно, останется. И прежде всего она в определениях, терминологии. Может ли считаться пропагандой то, что и изначально не должно никого ни в чем распропагандировать, а скорее должно вызвать рвотный эффект, причем наибольший именно у иностранной аудитории? Нет, и, очевидно, это должно называться как-то иначе. Например, как деятельность по производству рвотных средств, доставка их неопределенному числу адресатов, распыление специальными службами на мониторируемых пространствах…

Признаем также, что рвотные средства в определенных ситуациях важны и оказывают благотворный терапевтический эффект, особенно когда потребитель объелся какой-нибудь политической гадостью или исторической правдой, а результативное рвотное — то, которое вызывает быструю и обильную рвоту, то есть иронию и облегчение.

Можно ли считать, что изготовление вышеупомянутых рвотных средств происходит «по убеждению»? Странный вопрос. Как водитель трамвая не водит по убеждению свой трамвай, так и работники рвотных фабрик трудятся исключительно за зарплату и нисколько этого не стесняются и не скрывают. В парадигме же «кредо, совести, взглядов» они, скорее, похожи на добровольно изнасилованных, которые расслабились и получают удовольствие. А некоторые, как популярные ведущие российского ТВ, так и удовольствие получили, и дачки построили, и содержат большие семьи. Ведь нельзя же всерьез думать, что человек может годами «по убеждению» писать и вещать про то, что «Крым вернулся в родную гавань», когда всем от мала до велика известно, что тектоническое движение материков происходит от силы несколько сантиметров в год, и скорее уж тогда «родная гавань» приплыла в вышеупомянутый Крым и мутит там воду.

Примерам таких нечеловеческих иррациональных «убежденностей» нет числа. Последние «убежденности» (для внутреннего использования) демонстрировали скорбь по искреннему другу Советского Союза (предоставившего площадки для ядерных ракет и тем самым чуть Советский Союз не угробив вместе со всей остальной цивилизацией) и объективное отношение к работникам НКВД, «действия которых по реальному обеспечению интересов страны были в той ситуации совершенно оправданы» и среди которых, как водится, «было немало честных людей».

«И, кстати говоря, протоколы этих допросов полностью выдерживают источниковедческую критику: всё, что там говорится, — правда. Показания из людей никто не выбивал», — как ничтоже сумняшеся высказались в эти дни в «Аргументах и фактах». При том что оставлять зависшими такие сентенции вполне в духе наступившей в России эпохи. Спасибо деду-вертухаю за победу!

Другое дело — как реагировать на все это? Как реагировать не совсем потерявшим голову в России и как реагировать обычному западному человеку?

Иными словами, не преувеличена ли реакция западных парламентариев, пытающихся как-то механически ограничить наступление российской постправды на Запад? Возникли даже опасения, уж не эффект ли это «укуса Путина», поскольку обычно так реагировал как раз обижающийся «русский мир», то ищущий под каждым кустом иностранных агентов, то всех поднимающий на борьбу с пятой колонной. А если и Запад начнет заниматься тем же самым, цензурой, ограничениями, то сотрутся границы… но совсем не так, как мы бы рассчитывали.

Ведь в каком-то смысле защиту от Путина по-путински можно считать и победой Путина, и утверждением в мире путинской нормы. Однако это опасение было бы, конечно, более обоснованно, если бы мы действительно имели дело со СМИ, журналистами и их убеждениями, пусть даже и несколько завиральными. Но речь идет исключительно о продукции фабрики рвотного, на строго дозированном распространении которой мы (да и западные парламентарии тоже), конечно, имеем полное право настаивать.

Фото Евгений Курсков/ТАСС


Tags: ,

Leave a comment